2105 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Явление Христа апостолам в вечер воскресения [19.07.2014]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 19.07.2014 21:00

Лк., 114 зач., XXIV, 36-53:

36Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам.

37Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа.

38Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши?

39Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотри́те; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня.

40И, сказав это, показал им руки и ноги.

41Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища?

42Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда.

43И, взяв, ел пред ними.

44И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах.

45Тогда отверз им ум к уразумению Писаний.

46И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день,

47и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима.

48Вы же свидетели сему.

49И Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше.

50И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их.

51И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо.

52Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью.

53И пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога. Аминь.

— Здравствуйте, дорогие братья и сестры. Радио Радонеж в прямом эфире. В эфире протоиерей Андрей Ткачев. Сегодня мы поговорим о воскресных евангельских чтениях.  Мы сегодня читали Луку, о том, что явился воскресший Христос, показал апостолам Свои руки и Свои ноги. Они пришли в страх. Он сказал им: «Почто помышления входят в сердца ваши?» —  указывая на то, что Он знает сердца и видит не только внешнее смятение, но и бурю внутри человеческого сердца: «Сам Аз есмь, осяжите Мя и видите, яко дух плоть и кости не имать, якоже Мене видите имуща». Когда они еще не  веровали от радости, Он взял перед ними мед, печеную рыбу и ел —  не потому, что голодал, но потому что доказывал таким образом телесность Своего воскресения. Но и дальше Он говорит следующее: «Рече же им: сия суть словеса, яже глаголах к вам, еще сый с вами, яко подобает скончатися всем написанным в законе Моисеове, и пророцех, и псалмех о Мне. Тогда отверзе им ум разумети писания». То — есть, «Вот слова Мои, которые Я вам говорил, когда был с вами, надлежит исполниться всему написанному в законе Моисеевом и пророках, и псалмах о Мне».  Тогда отверз Он им ум разуметь Писание.

Позвольте остановиться на этих словах. Он говорит: вот словеса, в которых написано у Моисея, в пророках и псалмах о Мне и отверз им ум понимать написанное. Значит, это были евреи, которые читали Писание по субботам постоянно, всю жизнь, кроме того в домах читали, то есть это, в принципе, была самая образованная нация, потому что они были заточены на книгу — на чтение, разумение, понимание, слушание, спрашивание —  на всю эту книжную культуру. Это их драгоценное отличие от всех остальных народов. И вот Он отверз ум им, а прежде говорил, что исполнилось все, что написано обо Мне в законе Моисеевом и пророках, и псалмах. Вот давайте поставим себя на суд этого слова. Что мы знаем  из написанного о Христе в законе Моисеевом? Это имеется в виду пять книг Моисеевых: Бытие, Исход, Левит, Второзаконие и Числа.

Значит, что там написано о Нем? Много. Вообще, если честно, книжники иудейские говорили, что в Писании нет ни одной страницы, где бы ни было слов о Мессии. Только нужно уметь это видеть. Допустим, история Иосифа. Это история о Христе. То — есть невинный, девственный, пророческим даром одаренный, братьями преданный, в плен попавший, блудной женой соблазненный, но не соблазнившийся. В тюрьму севший за целомудрие, вошедший в славу. Это яркий образ Христа. И таких образов в Писании множество. Там, допустим, Моисей начинает свою жизнь от воды, от небольшой просмоленной корзинки, в которой его мама пустила по воде. И он по воде плыл, чтобы не быть жертвой убийства. И был взят дочерью фараона, купавшейся. И вот начало Моисея, да и начало Евангелия  — вода. Потому что пришел Иоанн Предтеча на Иордан крестить, и туда Христос пришел на воду.

Тоесть Евангелие начинается с воды. Писания Старого  и Нового завета едины, как говорит блаженный Августин, что Ветхий завет раскрывается в Новом завете, а Новый завет скрыт в Ветхом завете. Следовательно, Моисей, потом пророки. А что пророки? Ну, там пророки вообще, там Исайя говорит: Агнец божий, который взят за грехи наши. Там множество тому примеров. У Иеремии, у Даниила, Осии, Захарии, Ионы, который был проглочен китом и извержен наружу. И говорится, что не дастся нам знамение иное, чем знамение Ионы пророка. Вот Писание Моисеево, потом пророки, потом отдельно псалмы. Исполнилось все, о чем говорили. Значит закон Моисеев, потом пророки, потом псалмы. Причем псалмы нужно знать наизусть.

Мы здесь прикасаемся к серьезной теме нашего религиозного невежества. Потому что есть церковные правила, оговаривающие необходимость знать наизусть всю Псалтырь каждому епископу, священнику и даже  дьякону. То — есть всякий человек принимающий посвящение в сан по идее должен знать Псалтырь наизусть. Ну, или половину Псалтыря дьякон, три четверти священник и всю псалтырь епископ. Мы должны знать эти псалмы, потому что в них церковь распознает самую качественную проповедь о Господе. Отсюда наши церковные прокимны. Отсюда кафизмы. Отсюда эти многочисленные ссылки на Псалтырь проповедующих апостолов Петра и у Павла. Они постоянно ссылаются на псалмы Давида.

Значит, написано о Христе много у Моисея, у пророков и в псалмах, о чем Господь говорит. Но это все как бы закрыто. Закрыто для человека. Он может читать. Читать, читать, читать — о ком это все написано? Непонятно. И вот Он им отверз ум: разумейте Писание. Очевидно для того, чтобы понять написанное, нужно иметь открытый ум. Об этом пишет Павел во 2 — м послании к Коринфянам, где он говорит, что евреи читают Писание. Читают его больше, чем мы. Настырно читают. Читают его ежедневно, вникают, изучают, как косточку курочки обсасывают каждую буковку. С любовью читают. Но,- говорит Павел,- что у них покрывало на лице лежит, и они не понимают, о чем читают. Покрывало снимается Христом. То — есть они читают и не понимают. Мы не понимаем и не читаем. Ну, примерно так получается. Такая странная, лунная двойственность, отражение такое.

Значит, Христос открывает человеку разум к пониманию Писания. Если вам Христос откроет разум к пониманию Писания  — у вас не будет никакого интереса к жизни из чтения, кроме как читать Писание Старого завета и находить там следы Христа. Потому что там каждая страничка помечена следами Господа Иисуса, который еще не родился от Девы, еще не пришел в мир, но уже пророчествовал о Себе и в мир этот идти хочет. И каждое событие священного Писания говорит о нем. И другой радости и сладости для нас, в общем – то, не будет и не останется. Итак, Христос Воскресший открывает разум апостолам по разумению Писания. И говорит им, что так написано, чтобы пострадать Христу и воскреснуть из мертвых в третий день, чтобы было проповедано во имя Его покаяние, отпущение грехов во всех языцех, то — есть народах.

Евреи считали, что народов всего 72. У них были скудные понятия об окружающем мире, и они думали, что языков всего 72. Потому и апостолов было 12 плюс  70. Это значит, чтобы охватить всю вселенную. Это значит —  во имя Христа Воскресшего возвещается покаяние в народах, начиная с Иерусалима. То — есть открылся у них разум, и они должны теперь идти открывать другим разум. И вы свидетели этому. Должен остановить ваше внимание на слове «свидетель». Потому что корень этого слова – видеть. Свидетель  — это тот, кто видел. Очевидец, то есть тот, кто очами видел. Тот, кто знает, что это было. Кто прикасался, видел, знал, участвовал. Вот он свидетель. То — есть апостолы  — свидетели Христова Пришествия. Значит, они могут всем говорить в проповеди: «Не то, что я прочел, я понял, я додумался — это все в сторону. Я видел». Так говорит Иоанн Богослов: мы видели, и руки наши осязали, и жизнь явилась. И мы видели Его и прикасались к Нему.

То — есть Слово Божие обитало с нами, и мы видели это. Вот что значит свидетель. Это участник событий, который видел, слышал, прикасался. И вот говорит Господь: «Я посылаю обещанное Отцом моим на вас». По-славянски: «Обетование отца моего на вы». «Вы же сидите во граде Иерусалиме и не облечетесь силою свыше». То есть невозможно проповедовать Евангелие, просто уверовав в то, что Христос воскрес. Вот ты уверовал, что Христос воскрес. Ну, хорошо. Это вообще дар духа божьего. Уверовал. А можно я пойду проповедовать? Нельзя. Почему? Я же уверовал? Потому что уверовать и даже увидеть Христа Воскресшего  — этого мало для того, чтобы пойти проповедовать. Нужно сидеть в Иерусалиме, пока не обретешься силою свыше. Нужно, чтобы сошло на тебя сверху, с горы, свыше это сияние божественного духа. И чтобы ты загорелся этим огнем, на людей сошедшим —  и тогда ты пойдешь и будешь успешен.

Иначе —  без божественной помощи, от одного  только знания или уверенности, или даже Откровения божия о Воскресении Христа ты успешен не будешь. Нужна сила свыше. Есть человеческая сила. Это сила снизу. Это волевые усилия, это мускульная внутренняя работа. Это закалка, воспитание, что — нибудь еще такое. Это все очень хорошо.   Но  этого очень мало бывает. Этого не хватает для проповеди  Евангелия на 100%. Чтобы прийти к кому-то и сказать: я приношу вам новую веру в божьего Сына Иисуса Христа, Который был убит и воскрес. И Он будет нас судить, и нужно веровать в Него во  имя оставления грехов. Чтобы это сказать на разных языках, разным людям нужно иметь Духа божьего. Нужно иметь Его. Нужно чтобы Он был с тобой, Он был на тебе. Чтобы ты был помазан этим духом. Если этого нет, то твоя миссия будет бесполезна и неуспешна.

Вот об этом в частности тоже нам говорит сегодняшнее Евангелие. Потом говорится, что Он вывел апостолов за стены Иерусалима, благословил их и на их глазах вознесся. Отделился от земли, и, возносясь на небо, благословил их, и они ушли в Иерусалим обратно с великой радостью. И были в храме божьем, постоянно ожидая пришествия Духа святого, хваля и благословляя Бога. Это Евангелие воскресное сегодняшнее по череде, глас пятый. А кто из нас в храме не был —  значит, пусть слышит его сегодня, а кто был  — пусть слышит тоже, потому что кашу маслом не испортишь. И мы еще раз вернемся к некоторым вещам, которые мне кажутся важными. Важным является то, что Христос отверзает человеку разум к пониманию Писания. Значит, без отверзения разума, человек не может понять Писание.

Значит, напомню вам важную вещь. Все христиане должны быть читателями и изучателями священного Писания. Если вы этим не занимаетесь, то, видимо, вы филоните. То- есть отлыниваете от христианского звания. И если Писание для вас не настольная книга, если вы не знаете список всех книг. Например, книга Неемии, или книга пророка Аммоса, для вас это какая-то терра инкогнита, Америка не открытая. Ну, что это вообще такое? Я этого никогда не читал.  Господа! Вы филоните, вы уклоняетесь от серьезных занятий. Все христиане вообще обязаны быть людьми, упражняющимися в чтении священного Писания. Это совершенно особое чтение, потому что, например, Толстого в его лучших произведениях,  например «Война и мир» можно на ночь махнуть, скажем, страниц 150 —  и сладко будет, и засыпать не захочется. А вот, скажем, «Апокалипсис», например, или Исайю, или Даниила —  прочтешь главу, две, три — стоп и дальше не сможешь читать, потому что слишком плотный текст, слишком много благодати, слишком тяжело впитывать подаваемое.

Не готов человек. Он половину не понимает, другую половину понимает, но она его пугает, и он, как бы —  насыщенный останавливается. Ведь чтение Писания  —  это труд. Если чтение вообще  — газет, например  — это отдых, чтение беллетристики  — это убийство времени, чтение любимых поэтов или писателей —  это наслаждение, то чтение Писания  — это не наслаждение и не убийство времени, и не отдых, это труд. Если вы это до сегодняшнего дня еще не знаете, то будьте любезны услышать, что христианин, не читающий священного писания, это лентяй и дезертир. То — есть,  по сути, он сбежал с поля боя. При чтении Писания идет духовная война. Война меня с самим собой, война Бога с грехом. Война Христа с дьяволом. Война вообще, в которой мы участвуем.

Поэтому вы должны читать Писание. Иначе как вам Бог откроет ум к разумению Писания, если вы не читали самих Писаний? То —  есть закон такой. Ты читаешь Писания. Читаешь их месяц, два, три, полгода, год, два года, три года, сто лет. И понимаешь, что там много непонятного. Думаешь, как бы мне все это объяснили? А потом тебе раз —  и Бог открывает ум к пониманию Писаний. Ежели ты вообще не читаешь Писаний, то ты согрешаешь. На 100% согрешаешь. Иоанн Златоуст вообще так сказал однажды: все грехи мира от незнания Писаний. Правители были бы наполнены страхом и смирением, если бы читали Писание. Они бы видели, как Бог поступает с Киром, с Седекией, с Давидом, с Соломоном. Как это вообще страшно быть во главе народа. И простые люди были бы другими, если  бы знали Писание. Значит, Писание надо читать. Я ничего не понимаю,- говорят. Правильно, ты читаешь и ничего не понимаешь. Почему? Потому что Бог открывает человеку разум к пониманию Писаний. Если Бог тебе этого не откроет, так и будешь читать все как сказки или не знаю что. То — есть слухом услышишь —  и не поймешь. Глазами смотреть будешь —  и не поймешь. Но начинать нужно с чтения. Заметьте: нет ни одной службы в церкви, где бы не было священного Писания. Ни одной службы такой нет. Вечерняя это, утренняя или праздничная, будничная, Литургия —  особенно, Апостол, псалмы, Евангелие. Постоянное чтение священных Писаний, без которых нет богослужений. То — есть не просто песни какие-то поют люди ля-ля-ля, ля-ля-ля…это Писание. Так Бог сказал.

Это читается. Значит, Бог продолжает голос Свой озвучивать устами чтецов  в наших храмах каждый божий день. Человек, знающий грамоту, обязан ежедневно читать священное Писание. К этому нужно прийти, потому что мы к этому пока еще не пришли. А не пришли по разным причинам. В силу исторической инерции. У нас очень долгие годы и столетия была неграмотность, например. Люди были неграмотны. Масса людей, которые не умели читать. Они Писание воспринимали на слух. Что прочли в церкви —  то они и услышали. Что им объяснили, то они и поняли. А сегодня когда все грамотные господа, грамотность превращается в фактор осуждения. Потому что человек, если, допустим, какой-нибудь неграмотный скажет Богу на Страшном суде: а я не знаю, меня не учили. Я вообще читать не умею. Мне сказали, например, не воруй. Я и не воровал. Мне сказали: уважай седого человека, я и уважаю старика. А больше я ничего не знаю. Ну, вот он в рай и войдет.

А ты, грамотный, должен знать все. Раз уж ты грамотный. Мы все гордимся грамотностью. Так вот, грамотность  — это фактор осуждения. Для современного, чванливого, ничего не знающего, в принципе, современного человека. Поэтому дамы и господа, братья и сестры, пожалуйста, для себя откройте эту нишу и заполните трудом эту лагуну. Потому что с кем ни поговоришь — никто ничего не знает. Спросите человека: а вы знаете в книге Бытие, в такой-то главе пишется то-то и то-то? Он глаза вытаращивает и говорит: я не знаю этого. А вы знаете, например, у Исайи говорится в 53 главе? Он говорит: слушай, что ты пристал ко мне? Я ничего не знаю вообще. Это к кому ни прицепись —  к академику, профессору, священнику, соседу, товарищу по автомобильной стоянке —  никто ничего не знает. Но все же грамотные! У всех крестики на шее.

Поэтому давайте мы обратим взор свой на те дыры, которые не зашиты, не заштопаны, и никто штопать не собирается. Господь говорит с нами через Писание. Блаженный Августин говорит так: когда ты молишься, ты говоришь с Богом. Ты же хочешь, чтобы Бог тебя услышал? Ты же хочешь, чтобы Бог тебе помог? Ты говоришь: Господи, я так переживаю, у меня уже дочка взрослая, я бы хотел, чтобы она вышла замуж. Ты же хочешь, чтобы Бог тебя услышал? Конечно, хочешь. Боже,  дай ей хорошего мужа. Я хочу вот то-то и то-то. Ты же хочешь? Ты же просишь? Проси. И Бог тебя слышит. Но Бог тоже хочет с тобой разговаривать. А когда Он с тобой разговаривает? Нужно иметь очень чистую душу, чтобы услышать голос божий в душе своей. Легче всего открывать Писание. Значит, Августин говорит так: когда ты молишься, ты говоришь с Богом. Когда ты читаешь Писание  — Бог говорит с тобой.

Вот вам закон, если угодно. Это диалог. Потому что когда один говорит, а другой не слушает —  это монолог, это бесполезно. Бог говорит — ты не слышишь, ты молишься —  Бог не слышит. Это вообще катастрофа. А когда ты молишься — и Он слышит  — это диалог, это благодать. Как это? Что это? Ты молишься —  и Бог слушает, ты читаешь Писание  — и  Бог говорит с тобой. Читаешь притчи, читаешь псалтырь, читаешь пророков, читаешь закон, читаешь Евангелие. Все это разговор Бога с тобой. Господи, а что ты мне тут говоришь? Я вот не очень понял? Ты что от меня хочешь? Там можно и спросить на самом деле. В этом нет никакого оскорбления. Я вот прочитал и ничего не понял. Господи, Ты что вообще сказал мне? Вот с таким подходом к Писанию вы  начнете потихонечку просвещаться изнутри и понимать, что есть воля божия благая, совершенная и угодная.

Конечно, Господь говорит, бывает, и без книг. Потому что Авраам, праотец наш —  он книг не читал, книг не было. Он Бога слышал, но ничего не читал. Он слышал внушение божие через совесть свою и поступал правильно. Возможность есть такая у людей высоких и глубоких, как море. Они могут с Богом общаться, не читая ничего. Но мы  — люди маленькие, мы с вами, мы люди мелкие. Поэтому мелким нужно читать. То -есть чтение  — это дело мелких, то- бишь нас с вами. А если уж мелкие не читают, вообще не читают мелкие. И так мелкие, да еще и не читают. Ну, тогда все, братцы, тогда конец, тогда не обижайтесь. Такие вот штуки, понимаете, в жизни происходят. Поэтому давайте берите- ка Писание в руки и начинайте читать все то, что вы еще не читали.

Кто не читал Притчи — пусть прочтет Соломоновы. Кто Иова не читал —  пусть Иова прочтет. Кто Бытие не читал —  пусть прочтет Бытие. Кто не читал Исход, пусть Исход прочтет. Одним словом —  читайте. А зачем? А затем, что Бог вам потом откроет разум к разумению Писаний. От вас начнется труд, а от Бога начнутся подарки. Он будет вам открывать разум к разумению Писаний, а все писания говорят о Христе Иисусе Господе нашем, воскресшем из мертвых в третий день сидящем одесную Отца и паки грядущем судити живых и мертвых и тогда царствию не будет конца.

-У меня вот такой вопрос. Конечно, читать и понимать —  это ведь большая разница. Вот здесь сказано: батюшка, я ничего не понимаю. Читаю и не понимаю. Ну, ничего, враг понимает и трепещет. А вот если люди начитаются, нахватаются, если можно так сказать, надерут из контекста. Вот, допустим, читаешь Псалтырь  — и потом становится грустно. Применяешь это к себе. А люди начинают тебя пугать. Ах, вот ты не читал? А вот это написано — а тебе защититься нечем.  Вот вы о толкованиях нам расскажите, пожалуйста. На что лучше обратить внимание, и какие толкования прочитать? Кстати, вот на Апокалипсис, ведь это вещь страшная, в общем-то.

-Ну, вот, смотрите, на Апокалипсис толкований мало. Потому что Апокалипсис не читается в богослужении. Есть место такое между вечерней и утренней после  Троицы, можно читать Апокалипсис, но не толкуя его. Значит, Апокалипсис, Апостол. Евангелие должны толковаться. Писание, прочитанное и неистолкованное  — это слова, сказанные на воздух. Есть такой святоотеческий принцип: скриптура  нон эст легенда, сет интеллигента. То — есть Писание  — это не то, что читается, а то, что понимается. То — есть ежели человек читает и не понимает, тогда он читает впустую до тех пор, пока ему не объяснят. Поэтому Апокалипсис не читается на богослужении потому, что трудно объяснять. И, конечно, начинать изучение Библии нужно не с Апокалипсиса, а с книги Бытия. То- есть журнал  читают с конца, с кроссвордов, а Библию нужно читать с начала, с Бытия.

Потом читать Евангелие нужно. Вот  на богослужении вчера было такое зачало: всякий книжник, научившийся царству небесному, износит из своего сокровища новое и ветхое. Имеется в виду, что каждый человек, научившийся царствию божию, читавший книги должен износить из сокровищницы сначала Новый завет. Его нужно читать, то —  есть Матфей, Марк, Иоанн, Лука. Послания, Деяния, потом уже Апокалипсис. А потом уже ветхое надо читать. В свете нового читать ветхое. Если, например, человек хватанулся за Откровение, а ты ему говоришь: а ну- ка, объясни мне смысл послания к Филиппийцам. А он говорит: а я не знаю. А к Галатам? Не знаю. А к Фессалоникийцам? Не знаю. А к Римлянам? Не знаю. Так чего же ты лезешь в Апокалипсис, брат ты мой? Нужно же читать постепенно! Евангелие, Деяния, Послания, Апокалипсис. Не раньше.

То  — есть человек, не знающий ничего о Евангелии, Деяниях и Посланиях и толкующий Апокалипсис —  шарлатан. То- есть, его слушать не надо. Толкования нужно читать всякие святоотеческие. То — есть нужно искать все, что написали святые об этом. И у святых нужно искать не подробного объяснения конкретных  стихов, а принципа подхода к толкованию текста. Что дают святые? Не дают исчерпывающего ответа на все вопросы, дают принцип подхода. Исторический, экзотерический, буквальный, духовный. Такой-то и такой-то. То есть каждая буква Писания имеет семь-восемь десять подтекстов. И у святых нужно искать принцип подхода к толкованию. Этим нужно заниматься. Нужно заниматься этим, потихонечку, не спеша, не спеша, вот когда он начал с тобой спорить —  а ты раскрыл книжку и говоришь: давай, почитаем. Вот, например, написано то-то-то, читаешь: так, Коринфян седьмая глава — читаешь. Потом его спрашиваешь: ты как это понимаешь? А он вообще ничего не понимает. Он знает только одну цитату. Заучил ее, затвердил себе и нападает на всех с ней. Ну, все. Тогда разговор неконструктивный. Ты ничего не знаешь.

Поэтому нужен фундаментальный труд, постепенная неспешная работа. И привлечение святых для помощи. Как вообще настроить все. То — есть у святых нужно брать не точечные ответы, а принцип работы. Так, в частности, говорил и патриарх Кирилл. Он говорил, что святые дают принципы, а не точечные ответы. Это очень правильно. Это чрезвычайно верные слова.

-Вы знаете, духовник моей сестры благословил нас, нескольких человек, читать Псалтырь о здравии и об упокоении. Там очень много имен. Почти по двести. Я читаю Псалтырь, молюсь уже очень давно. Наверное, уже два года, третий пошел. Но однажды я услышала как раз по радио «Радонеж» от батюшки, что это не такое уж простое дело. И что, в общем, не так все просто. Как-то я смутилась.

-Ну, поскольку вас благословили, то все тяжести возьмет на себя тот, кто вас благословил. Тяжести есть, конечно. Вы, по сути, вклиниваетесь в жизнь человека. По сути, с Богом вклиниваетесь в жизнь человека. И ясно, что здесь всякое может быть. Там же не все святые, мягко говоря. Но вы поймите, что вас благословили. И тот, кто благословил, тот и понесет на себе тяжесть возможных вопросов, связанных с благословением. Псалтырь читайте, поминайте усопших и живых. Не вижу здесь смысла шарахаться и убегать от креста и от труда. Но вы по послушанию работаете, вы совершаете труд послушания. И молитвенной любви. Совершайте его. Думать об этих вещах должны благословляющие. Я думаю, что я сказал достаточно.

-Скажите, пожалуйста, по поводу сквернословия. Кругом все уже этим заражено. Вот вчера я посмотрела ролик, видеозапись боя в Новороссии. И эти бойцы, за которых мы молимся, и желаем им победы, и считаем их своими братьями. Но вы знаете, это смотреть невозможно. Я не знаю, как за них молиться. Может, здесь надо что-то особое читать? Я уже не говорю про этого Ленина, который везде на каждом шагу. Мы видим в Новороссии зачаток действительно новой России. Как ко всему этому относиться? И как помочь в этой беде?

-Милая моя, а вы что думаете? Что можно под пулями, среди разрывов, среди крови и смертей, среди всего этого, желчи, кала, крови, гнили, расчлененных трупов можно изъясняться на языке французского салона? Не будете ли вы, сударь, так любезны подать мне снаряд? Или: Позвольте, я перезаряжу свою базуку, дабы выстрелить в неприятеля. Конечно, там мат-перемат с кровью, с харканьем, с кошмаром пополам. А разве война бывает иной? Вы помните,  когда радистка Кэт рожала, Штирлиц говорил: ты будешь матюгаться  по-русски. То — есть это возможно. Вообще, рожающие женщины зовут маму на родном языке. То — есть тебе будет трудно скрыться, все равно поймут, что ты русская. Матюгайся хоть по-русски. Человек, находящийся в этой молотилке, рожали вы или не рожали – должны же понимать…Скандинавы считали, что только рожавшая женщина понимает душу воина. Потому что рожавшая женщина находилась на грани жизни и смерти. С нее текла кровь, она лопалась, трескалась. Из нее все лезло и лилось. И непонятно было, живы вы или мертвы. Если вы рожали —  вы должны понять что в это время стихи не  читают.

Поэтому давайте будем относиться трезво и спокойно к этому всему. Спокойно в том смысле, что экстремальные ситуации рождают экстремальное поведение. Люди не могут дышать благоуханием, когда кругом кошмар. Когда поставят к стенке  — не дай Бог вас или меня —  я не знаю, что мы запоем, каким Лазарем, и каким языком заговорим.  Ну а что же здесь, когда даже есть анекдот на эту тему. Священник в селе забор ремонтировал, прибивал штакетины к забору, а пацаны галдят, возле забора выстроились, головки в ряд, а он прибивает гвозди и спрашивает их: а что вы здесь делаете? — Отвечают: А мы, батюшка, смотрим, если ты промахнешься по гвоздю и лупанешь себе по пальцу, то что же ты в это время скажешь?

Ну, хорошо, если батюшка скажет: « Господи спаси и помилуй», ну а если что-нибудь другое? Ну что ж, вот так получилось, ну попал молотком по пальцу. Вы, пожалуйста, не завышайте требования к простому человеку. Простой человек смотрит смерти в лицо, в костлявую морду голого черепа. Понимаете? Похоронил своих родных и друзей, и над ним свистят пули и снаряды. А вы желаете, чтобы он изъяснялся цитатами из Державина или оды читал? Ясно, что он мат гнет. И мат гнет и в атаку бежит, кричит не поймешь чего. А как иначе? Меня не удивляет, что они матюгаются. Меня удивляет, что вы об этом спрашиваете. Вы что, жизни не знаете? Какая вообще грязная жизнь человеческая. Вы что думаете, что они все святые, что ли? Это простые люди, которые воюют и смотрят смерти в глаза. В пустые глазницы пустого черепа. Понимаете?

Поэтому мы, в тепле сидя, над нами бомбы не летают, должны относиться к этому, по меньшей мере, с пониманием, ну с умом, а не с претензией. Потому что претензия  — это свойство глупого человека. Какие претензии можно предъявлять? Кому? Никому и никакие. Поэтому будьте умней, пожалуйста.

— У меня вопрос такой. Как раз вы затронули тему, которая и меня волнует. Раньше Библию не продавали, и ничего я читать не могла. Ну, я успела прочитать Новый завет, Апокалипсис пыталась прочитать, но не стала. Сейчас Олега Стеняева слушаю с разъяснениями, Даниила Сысоева. Меня этот вопрос волнует. А так, в общем-то, я питаюсь информацией с радио «Радонеж», диски, глаза- то у меня уже слабовидящие. Как нам таким слабовидящим быть?

-Ну, как быть? Как есть — так и быть. Вы назвали свой режим духовного питания. Режим что доктор прописал. Все очень диетично. Даниил Сысоев, Олег Стеняев, «Радонеж». Ну, а что еще? Что еще добавить- то? Добавить нечего. Все хорошо. Слушайте все, что можете слышать. Запоминайте, чтобы потом когда ничего не слышишь, а в памяти у тебя что-нибудь есть, то ты это все прожевываешь, мусолишь, и оно такой особый вкус имеет. Если по памяти знаешь кусочки Писания или молитв. И потом наедине это все сам размалываешь, то это очень вкусно. Это очень драгоценно. Поэтому запоминайте побольше, на память. Ну и все. А в остальном, в общем-то вы счастливый человек. Что сказать — то тут можно? Все хорошо. Помогай вам Бог. Слушайте Олега Стеняева и покойного отца Даниила Сысоева. Царство ему небесное. Молись, постись и слушай радио «Радонеж». Это действительно есть самый близкий, твердый путь к спасению.

Итак, из предыдущего вопроса, предпоследнего для меня, открывается интересная тема. Когда мы ходим сильно много чего-то, мы получаем ноль на выходе. Я повторю то, что сказал, потому что мне кажется, что это очень важно. Когда мы хотим чего-то слишком много, прямо больше, чем мы можем получить, мы получаем ноль на выходе.

Например, мы хотим монархию. Кто из вас хочет монархию? Я хотел бы православную монархию. Ну вот, например, православный монарх поздравил Папу Римского с Днем ангела. Вот, допустим, у нас есть православный монарх. И вдруг он сделал что-то такое, что нам не нравится. Мы думали, что он ангел какой-то, а это просто человек. И вот он взял, исходя из необходимых церемониальных обязанностей, послал поздравительную телеграмму Папе Римскому с Днем ангела. И представляете себе, половина православной Руси восстала. Что же это за монарх такой? Что это за православный царь? Какой там папа Римский? Они еретики, по ним анафема плачет. Они то, они се…Вот тебе и проблема.

Если мы многого хотим, мы обрекаем себя на большие проблемы. Чем меньше хочешь, тем больше достигаешь. Если мы имеем иллюзорные, возвышенные представления о человеке, то мы можем нарыть себе яму на том месте, где ямы быть не должно. Это касается войны. Это кровь, грязь, животный страх, который не контролируется рассудком. И, конечно, бывает, что он и матом гнет и может есть гороховую кашу на трупе только что убитого товарища, о чем пишут многие романисты, бывавшие на войне, тот же Ремарк. Это жестокая проза войны. А мы хотим, чтобы они были ангелами и чуть ли не рыцарями. Ну, и так везде. Мы хотим от священников, чтобы они были ангелами. А они не ангелы. Вот мы и бухтим: вот, священники не ангелы. Мы хотим, чтобы власть была чуть ли не ангельская, а она не ангельская, вот мы и бухтим: ах, ты понимаешь, вот в Украине безмозглый народ собрался на площади потому, что власть плохая.

Хорошо стало? Вопрос на засыпку. Нет? Так в чем дело? Когда было меньше трупов, меньше крови, меньше безобразий? При прошлом старом режиме или при сегодняшней демократии? Когда мы сильно много хотим — мы сами  нарываемся на большие неприятности. Поэтому хотите поменьше? Пожалуйста. От себя можете хотеть все что угодно. И тоже, кстати. Если от себя многого хотите, то тоже будете страдать потом. Потому что не получится у вас быть абсолютно святыми. И будете мучиться, страдать и дергаться. Унывать будете от того, что вы не святые. Я не знаю, хорошо это или плохо, но это опасно. Так что давайте будем соотносить  свои запросы к жизни с реальным состоянием дел.

-А скажите, вот на всенощной поется: «Научи меня, Господи, оправданиям Твоим». Чего мы просим у Господа?

-Понятно. Прекрасно, спасибо. Я вообще кланяюсь в ножки всем спрашивающим по Писанию. Благословен  еси Господи, научи меня оправданиям Твоим. Слова эти из 117 псалма, 18 кафизмы. Из псалма Великого. Этот псалом посвящен расширенному учению о законе божием, о заповедях. Заповедь —  это понятная вещь. Это приказ Господень. То — есть делай так, а так не делай. Оправдание  — это синоним заповедей. Вот 17 кафизма посвящена распеванию заповедей божьих. То- есть в пути моем живи Моисей. Научи меня оправданиям твоим. Оправдания, пути, заповеди  — это все синонимы одного и того же. Это воля божия о человеке.

О родителях Иоанна Крестителя сказано так, что они были беспорочные, ходящие во всех заветах, законах и оправданиях Господних беспорочно. То есть заветы, законы, заповеди, оправдания  — это все синонимы. Это поэтическое воспевание заповедей божиих. То — есть, научи меня оправданиям. Твоим. Научи меня, что мне делать такое, чтобы я оправдался перед лицом Твоим. Понимаете, в чем смысл? Господь, например, говорит: не презирай сироту, не обижай  вдову, не смейся над калекой, помогай нуждающемуся. В протянутую руку положи денежку. Помни день субботний. Тоесть делай это — и оправдишься. То — есть если это все сделаешь, ты будешь оправдан передо Мною. Это заповеди божии, исполняя которые человек оправдывается перед лицом Господнем. Вот это значит оправдание Твое.

Благословен  еси Господи, научи меня оправданиям Твоим. То есть научи меня, что мне сделать, чтобы я оправдался. Что мне нужно? Врага простить? Бедному помочь? Молиться? Сокрушить сердце свое? Оплакать грехи свои? Примириться с врагами? Что мне сделать Господи, чтобы я оправдался перед Тобой? И Господь говорит: сделай это, сделай это, сделай это. Сделаешь это и оправдаешься передо Мной. И это вот и есть «научи меня оправданиям Твоим». Я думаю, что вы поняли, о чем я говорю. Это вопрос очень важный. И именно такие вопросы драгоценные. Потому что они полезные. Понимаете? Когда человек спрашивает о Господе, о словах благодати, то получает пользу несравнимую. И с ним все слушающие его, все отвечающие и спрашивающие. И тогда Господь между нами, если значит двое или трое собраны во имя Мое, — говорит Господь,- то Я посреди них, это в Евангелии. А есть старый еврейский текст:  И если слова Мои между вами, то значит Я посреди вас. Значит, если вот слово божие между нами и нас интересует, а как это понять? Значит, вот оправдание.

Оправдание — это один из синонимов заповедей божиих. Это откровение о своей воле в плане того, что делать человеку, чтобы человек нашел милость в глазах Господа. Это определение сирот, погребение странников, раздача милостыни, соблюдение постных дней, чтение Писания, упражнение в страхе божием. Размышление о Господе. Память о Господе утром и вечером. Вот это все вместе оправдание Господне. Попутно скажем с вами о том, что 118 псалом 17 кафизма, это кафизма, написанная специфически. В еврейском языке есть 22 буквы, и кафизма составлена так, что она состоит из 22 частей, в каждой их которых по 8 стихов. Соответственно каждые 8 стихов начинаются с очередной буквы алфавита.

Восемь стихов на букву алеф, восемь стихов на букву бет, восемь стихов на букву гимель и так далее. И так двадцать два раза по восемь стихов. Получается в общей сложности 176 стихов. Это 17 кафизма. Это не просто вдохновенная песнь. Это искусно подобранные учения из слова божьего. Евреям заповедовало учить ее наизусть для того, чтобы по дороге в Иерусалим, а закон Господний оговаривает трехкратное пребывание каждого мужчины в храме божием в Иерусалиме в год. То- есть как минимум три раза в год все мужчины Израиля должны были пойти в Иерусалим в храм божий на праздники. Так вот чтобы по дороге они не болтали  всякой ерунды. А идти- то далеко. Кто-то живет в Ашкелоне, кто-то живет в Газе. Вот они собирались все, шли — кто на ослах  ехал, кто пешком…И вот по дороге в храм Господень, а в еврейском языке нет понятия «иду в Иерусалим», есть слово «восхожу в Иерусалим», потому что он стоит на горе. И нет слова «ухожу из Иерусалима». Есть слово «исхожу из Иерусалима». Это как в Евангелии так написано, что «человек некий нисхождашь от Иерусалима в Иерихон» в притче о милосердном самарянине. Человек нисходил. Нисходил сверху вниз, из Иерусалима в Иерихон. Там иерихонская дорога есть, она сверху вниз идет.

Так вот чтобы не болтать лишнего, а восходить в Иерусалим, евреи должны были знать наизусть псалом 118, то есть 17 кафизму, по сути. И они легко это учили. Потому что восемь стихов на букву А, восемь стихов на букву Б, восемь стихов там на букву Г, и так далее. На их языке это очень легко. На нашем языке это тяжеловато. Потому что не сохранена в переводе оригинальность. А они это учили. И это 176-ти стиховое песнопение является пространным гимном в честь заповедей Господних. Они слаще меда и сота. Они красивее золота отборного. И каменьев драгоценных. Они светильник ногам моим, они ведут меня к царству божьему. Я люблю их больше, чем все, что можно любить. Я обвяжу их на шею свою. Это оправдание мое, это заветы мои, это светильник ногам моим…Ну, короче, вот эта песня Давида о заповедях божиих, это вся кафизма 118, из которой в первой части, кажется, восьмой или десятый стих. Благословен еси Господи, научи меня оправданиям Твоим. То есть благословен Ты, святой и живой Господь. Научи меня, что мне делать, чтобы оправдаться перед Тобой. Вот смысл этих слов.

Вы, пожалуйста, читайте ее, выучивайте наизусть, если угодно. Потому что мы сегодня начали свою беседу о Евангелии с того, что Господь открыл людям ум к разумению Писаний. Вот как подобало пострадать Христу и войти в славу Свою, о чем написано в законе Моисееве, и в пророках, и в псалмах. Тогда отверзи ум, разумей Писание.  По сути, мы с вами сегодня, в общем-то, этим и занимаемся. Мы пытаемся понять, а что же такое в псалмах написано о Господе Иисусе? А там много чего написано. «Пронзи руки мои, ноги мои» — 21 псалом. А 15 псалом цитируют Петр и Павел в проповедях своих. «Не оставишь душу мою в аду и не дашь преподобному Твоему увидеть истление». Это тоже псалом. И то, что мы поем: «Господь, воцарися» — это субботний псалом. Он тоже пророческий. Псалом о славе Христа.

И второй псалом —  собрание народов против  Господа. То что, сегодня происходит, по сути, на глазах наших. Когда все эти мерзопакостные, пенящиеся срамотами профсоюзы и всякая нечисть собираются вместе и пытаются на Господа восстать. А кто за Господа  — тот враг. Мы за Господа, поэтому мы и враги. А это гадье все пенится срамотами, как бурлящий котел отбросов. Второй псалом. Там написано: «Расторгнем узы их. И отвергнем от нас иго их. Живой на небесах посмеется над ними, Господь поругается им». Это вот все псалмы о Господе. Псалмы эти о Господе, а оправдание Господне это заповеди.

-Батюшка, я настолько довольна бываю, слушая ваши проповеди, еще и когда вы раньше выступали, когда жили на Украине. У вас бесподобные книги. Я многих батюшек с удовольствием слушаю, и Виктора Саулкина, и Олега Стеняева, и других, но вас особенно. И часто бывают повторения, так я повторения могу слушать хоть сто раз. Но я кланяюсь вам и Бога благодарю за то, что у нас такие замечательные проповедники. Спаси вас всех Господь.

— Да  спасет Господь мою грешную душу за ваши добрые слова. Спасибо вам, дорогая сестричка. Может быть, по возрасту и мамочка. Спасибо большое. Я надеюсь, что мы недаром трудимся. Как говорил Федор Михайлович Тютчев: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется. И нам сочувствие дается, как нам дается благодать». То- есть неожиданно, как Бог дышит, к нам приходит сочувствие от тех, кто слышит нас. Спасибо большое, желаю и вам духом и телом не хворать и войти в рай божий в свое время.  Христос да даст здоровья больным, да утешит скорбящих, да упокоит души почивших рабов своих. Мы же с вами сегодня отработали наше время. Конечно, времени всегда мало. Ему это свойственно, как и деньгам. Как говорят капиталисты, что время  — это деньги. Ну, отчасти они соврали, а отчасти были правы. Потому что денег вечно мало человеку, и времени тоже всегда не хватает. Если заниматься делами полезными, то времени вечно мало.

Мы его не будем убивать, мы его не будем тратить без толку. Есть некоторые, которые не знают, куда его деть. Время — его как бы много у них. А у нас его вечно мало, потому что дел очень много, дел невпроворот. Посему мы свой часик отработали. Я желаю завтра всем в храм божий добраться, кто на ногах своих. А кто болен — пусть дома помолится. И я очень желаю, чтобы Господь прилагал спасаемых к Церкви.

Христос воистину воскресе, дорогие христиане!

 

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации