2111 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Светлой памяти Блаженнейшего митрополита Владимира посвящается. [05.07.2014]

 

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 05.07.2014 21:00

Здравствуйте, дорогие братья и сестры. Радио Радонеж в прямом эфире. В эфире протоиерей Андрей Ткачев.

Сегодня воскресный день. Главные события — смерть митрополита Владимира. Ожидаемый штурм Донецка. Я бы хотел почтить память митрополита Владимира Сабодана, покойного. Вспоминаю, как однажды я прочел  его проповедь. Как вы наверняка знаете, митрополиты, архиепископы, епископы за свою жизнь произносят много разных проповедей. Эти проповеди отслаиваются в сборники. Мы это можем читать их, что-то нам очень интересно, что-то менее.

И вот однажды я, уже отчасти отравленный красноречием и избалованный множеством прочитанных проповедей, прочел слово покойного уже сегодня митрополита Владимира о путешествии апостола Павла. Если помните, Павел, римский гражданин, потребовал суда у кесаря. Это его спасло из иудейских рук, его не растерзала толпа. И он поплыл на корабле, в сопровождении воинов, в Рим. Блаженнейший об этом говорил, и я сегодня об этом напомню.

Путешествие апостола Павла описывается в последних главах книги «Деяния». Эти последние главы похожи на судовой журнал. Потому что Лука очень подробно описывает, куда поплыли, кого взяли, что сделали. И вот они, переплывши море, приехали туда, пристали к Критской пристани, защищенной с запада, юго-запада и с севера. И подул легкий ветер, и они  подумали, что получили желаемое, подняли паруса, поплыли вдоль Крита. Потом поднялся ветер, называемый ираклион. И корабль захватило…

И он описывает записи судового журнала. Среди всего этого встречается следующее. Я это говорю в контексте смерти Блаженнейшего и его проповеди, которая меня поразила. Сначала била буря, потом начало выбрасывать груз и на третий день своими руками отрывали и выбрасывали оснастку корабля. И так в течение ряда дней.  Ни солнце, ни звезды при этом  не показывались. И буря свирепствовала немалая. В конце концов, у нас стала пропадать всякая надежда на спасение.

Люди давно не ели. Тогда Павел стал среди них и сказал: надо было, мужи, послушавшись меня, не отходить от Крита. Не терпеть беды и ущерба. И теперь призываю вас к бодрости, ибо ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль. Ибо ангел предстал мне этой ночью Богом, которому я принадлежу, которому я служу, и сказал: не бойся, Павел. Пред кесарем должно тебе предстать, его даровал тебе Бог всех плывущих с тобой. Посему  — бодритесь, мужи. Ибо я верю Богу, что будет так, как мне сказано. Нам должно быть выброшенным на какой-то остров.

Значит, здесь есть обратная история Ионы. То — есть Павел в книге Ионы является причиной спасения для корабля, поскольку Иону бросили в море — и море утихло. А Павел должен быть жив и предстать  перед кесарем. И ради  него спасается весь корабль.  Только мы  погибнем вместе с товаром, а весь народ останется жив.

Дальше эта проповедь, Писание, вернее, гласит, как они мерили глубину на 20 сажень, потом 15 сажень, потом бросали якорь, потом еще — в общем, корабельный журнал. А потом воины тягают канаты у лодок, значит, там лодки падают вниз. И вот Павел говорит: 14 день вы сегодня проводите в ожидании пищи, ничего не вкусив. Посему призываю вас принять пищу. Это нужно для вашего спасения. Ибо ни у кого из вас волос с головы не пропадет.

Сказав это, он взял хлеб, возблагодарил Бога пред всеми и переломив, начал есть. Все ободрились и приняли пищу. Было же всех нас на корабле 276 душ. Насытившись пищей, они стали облегчать корабль, бросая пшеницу в море. Ну, дальше они пристали к Мальте, и там уже другая история. И вот это место Блаженнейший ныне покойный уже митрополит Владимир объяснял однажды в своей проповеди и говорил: смотрите, корабль бьется волнами, корабль погибает, на корабле 276 душ.

Но это не мало. И Павел посреди бури и моря, имея знания от Бога, что корабль будет разбит, но души спасутся, ломает хлеб, благодарит Бога и дает всем есть. Это некая квазиевхаристия. То —  есть это не евхаристия в полном смысле слова. Нет литургии, проповеди, благодарения Богу, евхаристического таинства, нет чтения Писаний. Вообще, буря, корабль, и так далее. Но это похоже на евхаристию. Потому что ломается хлеб, благодарится Бог, люди кушают, насыщают тело, укрепляют сердца и спасаются.

И вот Блаженнейший покойный говорил так: церковь  — это корабль, она плывет. Море —  это жизнь. Она то спокойная, то бурная. Сегодня оно спокойное и ничего не предвещает беды, но дальнюю тучку на горизонте хороший капитан замечает как предвестницу великой бури. И говорит: скоро будет беда. Это служение пророка. Говорить: внимание, скоро будет беда. Да какая там беда? Да ладно тебе. Все спокойно, маленькая тучка.

Нет, будет беда. И вот пророчествует капитан, снасти снимают, все паруса скручивают, наступает — таки буря, корабль попадает в беду. Посреди всего этого, что делать Павлу? Что нужно делать апостолу посреди беды? Ломать хлеб и благодарить Бога. Значит преломление хлеба — это синоним евхаристии. Значит, Павел, совершая евхаристическое действие на корабле, подверженном опасности, совершает некоторое знамение для нас. Он показывает, что нам с вами делать, когда все плохо.

Вот сейчас все плохо. Скажем, на границах России  и Украины в областях Донецкой и Луганской, а все это не шутка, все это не для Донецка и Луганска предназначено. Это предназначено для всех православных христиан. То — есть война направлена на всех, кто православно верует. На все русское царство, на весь русский мир, который  шипом торчит в глазу сатанистов. И что нам делать?

Ну, есть те, кто говорит: я возьму пулемет и пойду воевать. Есть те, кто говорит: я соберу посылку с сухим молоком, памперсами,  средствами гигиены, денег отошлю, куда надо послать. Я приму беженцев, я там что-то еще сделаю. Все это правильно. Но в целом церкви нужно поступать, как Павел. То —  есть ломать хлеб на тонущем корабле. Совершать евхаристию.

Умножать число прихожан и участников евхаристических собраний. Если это сделается, волны утихнут. Потому что Господь говорит вот здесь в этом самом отрывке, что корабль погибнет, но души спасутся. То — есть люди важнее, чем кирпичи, бетон, плиты, камни. Есть души. Вот души важнее. Посему ради спасения душ нужно ломать хлеб и укреплять сердце. И благодарить Бога и укреплять сердца, одним словом. И вот об этом говорил ныне покойный уже митрополит Владимир, когда он подчеркивал, что рушится земля, вот пропадает народ, вот государство сыплется, война идет.

Тогда была Чечня. Первая чеченская, вторая чеченская, там разграбление страшное,   безобразие, свинство, разврат, вдруг вторгшийся на телеэкраны, в газетные киоски. Молодежь с ума сошедшая, эти чиновники, совершенно сорвавшиеся от цепи. Ну, сумасшедший дом одним словом. И он говорит: что делать вообще? Корабль заливает волнами, корабль погибает. Что же нам делать? И вот смотрите на Павла. Надо ломать хлеб и благодарить Бога. Святая святым, то есть нужно совершать евхаристию.

Вот это та проповедь, которая меня когда-то очень давно затронула, я боюсь соврать, более 15 лет назад я прочел ее. Она была написана в каком-то журнале, который был издан еще ранее того, может за пару лет. И мне пришлось на каком-то форуме выступать там, где были всякие католики. Дело было во Львове. И я с огромным удовольствием взял как оружие, как щит и меч эти слова Блаженнейшего отца Владимира, потому что это были слова настоящего пастыря. Что в церковь пытаются зашить какие-то чужие дела.

Она должна бороться за права каких- то этнических общин, за права того, за права сего, за гейдер. Вот давайте, мол, занимайтесь социальной проблематикой, а мы вам подскажем. А церковь должна посреди бушующего моря, на тонущем корабле совершать евхаристию. Это была главная идея. Мне кажется что покойник —  я говорю сейчас о блаженнейшем Владимире —  совершил, может быть, главное в своей жизни. Это очень важно.

Вообще он был довольно харизматичен. Если бы он захотел, он мог бы ярко зажигать звезды на политическом небе. Он мог бы давать указы различным политическим партиям, подсказывать, комментировать. И так далее. Он от этого устранился. Не потому что был, слаб,  надеюсь и думаю, но потому что понимал, что это не главное. Вот так увязнешь в этой борьбе и пропадешь в ней. Главное другое. Главное евхаристия. Евхаристическая жизнь. Нужно, чтобы Бог прилагал спасаемых к церкви.

И за период его митрополичьего окормления Русская православная церковь в лице Украинской православной церкви канонического Патриархата построила, воссоздала, восстановила много российских общин, которые, быть может, вымолят у Господа мир. А сегодня, пользуясь случаем, я хотел бы сказать вам, переходя от одной печальной вести  — смерти митрополита к другой печальной вести  — это  штурму Славянска.

Вернее, Славянск сдан. Из Славянска с боями ушли ополченцы, и сейчас ожидается штурм Донецка. То есть сотни тысяч людей, а может быть и больше, может до миллиона доходит, находятся на острие меча. Кстати, сегодня праздник памяти иконы Пресвятой Богородицы Владимирской. Она несколько раз празднуется в году. Тамерлан, Ахмад, разные князья иноплеменники подходили к Москве, многие  из них убегали, не столкнувшись, не войдя в бой, то есть копьем в копье, в щит как бы не было удара.

Они приходили, окружали, поднимались и потом с ужасом убегали. Так было несколько раз. Тому виной Матерь божия. Вот сегодня память Владимирской иконы Божьей Матери, которая пришла в образе Своем в город Москву и спасла ее в 1488 году от хана Ахмата. Тропарь о сем поет следующие слова:

«Днесь светло красуется славнейший град Москва, яко зарю солнечную, восприемши, Владычице, чудотворную Твою икону, к нейже ныне мы притекающе и молящеся Тебе, взываем сице: о пречудная Владычице Богородице! Молися из Тебе воплощенному Христу Богу нашему, да избавит град сей и вся грады и страны христианския невредимы от всех навет вражиих и спасет души наша, яко Милосерд».

Значит, вот сегодня да избавит град сей и вся грады и страны христианския. Ну, вот сегодня это Горловка, Краматорск, Донецк, Луганск, Славянск. Все эти города, это грады и страны христианские, в которых нет уже камня на камне.  Совершается реальное уничтожение собственного народа, руками не знаю кого. История потом подберет название этим людям. Под указкой не знаю кого. История подберет названия и к ним, кто командует теми, кто якобы командует ситуацией на Украине.

А что делать христианам? Умножить молитву. Очевидно  — к Владычице небесной Богородице, очевидно —  ко  всем святым, очевидно   —  к Самому Господу Богу в первую очередь. Так да ляжет тяжелая и святая рука Господа Бога, от которой нельзя сопротивляться и бежать, на хребты нечестивых. Потому что происходит натуральный геноцид в наше время, с молчаливого благословения Америки и западного мира.

Умирают тысячи людей, беженцами становятся сотни тысяч людей. А под угрозой жизни миллионов людей. Наших, православных, простых, обычных людей в XXI веке, который хвастается своей толерантностью, культурностью и уважением к чужому мнению. Никакого уважения к чужому мнению, полная ненависть к православию и к человеку и соответствующие плоды.

Посему вот мы объединяем это все вместе, подведем итог нашей сегодняшней передачи. Блаженнейший преставился, Украинская церковь временно обезглавлена в плане человеческом. Господь —  глава Вселенской церкви. Местоблюститель – митрополит Онуфрий. Ожидается прощание,  заупокойные молитвы, много разных нужных слов. Много молитв, прошений, слез и погребение.

Я вам вспоминал сегодня, что меня самого поразило однажды из написанной Блаженнейшим и мной прочитанной проповеди  путешествие апостола. Где он говорит, что главное в церкви — это евхаристия. Пусть волны бьют, пусть корабль нагибается вправо и влево, пусть нужно выбрасывать лишнее за борт корабля, но нужно держать евхаристию. Поэтому, христиане, взбодритесь. В воскресение все в храм, все в храм.

Литургия —  это наша обязанность, Это священный долг, священная обязанность и священный подарок одновременно. Участие в евхаристии усмиряет волны житейского моря. Ну, и ожидаемые кошмары, продолжающиеся и увеличивающиеся на юго-востоке Украины, на границе с Российской Федерацией говорят нам о том, что дьявол пожинает жатву, что дьявол хочет крови. Он хочет абортов, он хочет самоубийств. Он хочет убийств. Он хочет залпового огня по мирным жителям.

Он хочет уничтожать тех, кто не может встать с коляски. Погибают люди в инвалидных креслах, они не могут никуда убежать. Там погибают люди, которые прикованы к больным детям. Погибают люди в разных интернатах. Все это обыкновенный фашизм. И история ничему нас не учит на самом деле. И нужно сказать, что мы с вами вступили в эпоху смерти гуманизма как идеологии. Долгие столетия человечество жило под гордые речи о гуманизме.

Я прошу вас понимать, о чем мы говорим. Потому что очень важно. Потому что когда говорят вот такой-то человек  — он гуманист, для христианина это оскорбление. Потому что гуманист  — это человек, который в центр мироздания ставит человека, гуманос, землю, эту красную глину. То — есть человека. И Бога устраняет на периферию. То есть человек  — это мера всех вещей для гуманиста. Много есть вещей прекрасных, а человек их всех прекрасней. Это гуманизм.

Вот эта нечисть командовала всеми революциями, всеми восстаниями, всеми переворотами. И она цвела и пахла, так сказать, ну, добрых полтысячи лет. Заразила этим все миры. В том числе Индокитай, Латинскую Америку, Африку Северную и Южную. Распространилась как раковая опухоль по всему миру. И вот на сегодняшний день гуманизм, который говорит человеку: ты самый главный, ты мера всех вещей, никого не слушайся, никому не кланяйся. Ты сам прекрасен сам по себе. Ты живешь, чтобы наслаждаться жизнью. Так наслаждайся, живи, никому не кланяйся.

Потом, правда, ты сдохнешь, мы тебя закопаем, даже уже не закопаем, мы тебя сожжем, пепел закопаем. И ты уступишь место другому. Вечности не жди, на вечность не надейся. Вечности нет для тебя. Небо слепо, небо глухо, ты живешь на земле один. Наслаждайся и радуйся. Сдохнешь быстрее — и другие придут наслаждаться и радоваться. Другие животные оденутся в джинсы. Это и есть идеология гуманизма.

Вот она сдохла. Она придумала зубную щетку, холодильник, мобильный телефон и многое другое. Она отдала нам комфорт и убила душу. И вот сегодня мы видим, как она умерла,  эта идеология гуманизма. Она проявила себя в виде фашизма, человеконенавистничества, по сути медленного самоубийства. Так что мы живем, как говорил Тютчев, в эти минуты роковые. Мы живем, когда ломаются целые цивилизационные модели.

Наше время — это время изменений и перелома целых цивилизационных моделей. Происходит страшный тектонический разлом по истории всего человечества. Умирает целая эпоха. Эпоха веры в человека. Эпоха веры в то, что человек хороший. Да никакой он не хороший! Он демон почти что, безбожник. А без Бога человек отвратителен, —  как говорил Достоевский. То есть русский человек без Бога дрянь,- как говорил Достоевский. Так человек вообще без Бога дрянь.

И сегодня мы это видим. И посему от нас с вами, православных христиан требуется много ума и много внимания. Нам нужно родить новую идеологию. Новую, старую. Потому что все новое —  это хорошо забытое старое.

Я нахожусь в прямом эфире радио Радонеж. Напоминаю вам, что сегодня у нас субботний вечер, и, наверное, вы возвратились с воскресной службы. Тем, кто не ходит на субботнюю службу, которая уже воскресная,  пользуясь случаем, напоминаю, что воскресенье начинается в субботний вечер. Закон божий говорит, что день начинается вечером. Бысть вечер, бысть утро день един.

Значит, с вечера начинается следующий день. Субботний вечер —  это начало воскресного дня. Посему кто из вас ходит в субботу вечером на службу  — мир ему и благословение божие. А кто пока не ходит, ему тоже мир и благословение божие, но пожелание: потихонечку приучиться к посещению божьего храма в субботу вечером, накануне воскресной литургии.

  У нас есть первый дозвонившийся человек, которого мы слушаем с удовольствием. Здравствуйте.

-Вот, у меня такие два вопроса. Первый, вот показывали по телевизору, что Порошенко приходил почтить память митрополита Владимира с белыми цветами. На это смотреть невозможно. И как к этому относиться? Как его вообще пустили туда? И второй вопрос. Если падет Новороссия, то как мы вообще будем все жить? Лучше вместе с ними умереть, чем жить.

-Ну, ныне действующего, так странно и плохо действующего президента Украины никто не мог не пустить на мероприятие по похоронам к покойному телу. Никто не мог ему препятствовать, никто не мог сказать ему: стой! Не ходи дальше. Ну, разве что ангел с небес уперся бы ему в грудь и не пустил бы его. Я был бы рад, так же как и вы, но никто из людей не даст ему ничего подобного. И он будет допущен к погребению, и он возложит там цветы и прольет крокодилову слезу. Они все актеры, они умеют. Поэтому удивляться здесь нечему. Они отдадут некий долг свой, и ничто не поменяет их внутреннего наполнения.

А что касается Новороссии, то Новороссия, во-первых, не падет в ближайшее время. Она, может, и вообще не падет, даст Бог. Просто любая война —    а это война —  длинная и тяжелая. Война Украины против собственного народа. Война официального Киева против собственного народа. И понятно, что заложены мины замедленного действия под будущность Украины.

То есть трудно представить себе, чтобы человек жил спокойно под властью тех, кто подмахивал подписью приказы на ковровые бомбардировки, а фактически на уничтожение мирных жителей. Кто потерял знакомых, друзей, близких, родственников. Война ходит туда-сюда, как приливы и отливы. Поэтому кровь вопиет от земли. Кстати говоря, возьмите по ходу беседы книгу Числ. Ветхий Завет, книга Числ, 35 глава.

Там говорится о том, как кровь оскверняет землю. И что нужно для того, чтобы очистилась земля от крови тех, кто кровь пролил. Вот, пожалуйста, не поленитесь. Надо Библию вообще читать чаще. Желательно вообще каждый день. Вот книга Числ, Ветхий Завет, то — есть Пятикнижие Моисеево 35 глава. Там, по-моему, последние пять стихов.

— Если кто убьет человека, то убийцу должно убить, по словам свидетелей; но одного свидетеля недостаточно, чтобы осудить на смерть.

— И не берите выкупа за душу убийцы, который повинен смерти, но его должно предать смерти;

— и не берите выкупа за убежавшего в город убежища, чтоб ему позволить жить в земле своей прежде смерти великого священника.

— Не оскверняйте земли, на которой вы будете жить; ибо кровь оскверняет землю, и земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровью пролившего ее.

— Не должно осквернять землю, на которой вы живете, среди которой обитаю Я; ибо Я Господь обитаю среди сынов Израилевых.

То есть земля оскверняется пролитой кровью и очищается следующим образом — прочитайте как. Это очень важно. Здесь скрывается ответ, как все будет дальше. Дальше будет все еще хуже. Хуже для тех, кто сегодня триумфатор.

-Батюшка, здравствуйте. Благословите. Батюшка, вот вы служили в Киеве, но весь православный народ знает монахиню Алипию, которая предсказала раскол, предсказала Чернобыльскую катастрофу, и вот сейчас я прочитала батюшка и ужаснулась. То, что сейчас как раз сбывается.

«Это случится, когда вынесут труп…. Будете лежать: там рука, там нога…. Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мёртвые тела будут лежать горами, никто не возьмётся их хоронить. Горы и холмы распадутся, сравняются с землёю. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за веру православную». На вопрос, когда же наступит это страшное время,  матушка Алипия показывала пол пальчика и говорила: «Вот сколько времени осталось, а не покаемся, так и этого не будет…». Война начнётся на апостолов Петра и Павла (день святых Петра и Павла – 29 июня или 12 июля по новому стилю).

Батюшка, сейчас сбылось на наших глазах это пророчество. Вы могли бы прокомментировать?

-Да что ж уж тут комментировать? Все правда. Так оно и есть. Матушка Алипия  не зря любима православным народом как Матрона, как Ксения блаженная. Это те женские немощные сосуды, которые вмещали много тайн божьих. Это все так и есть. Она, например, говорила, что Крещатик провалится. Я думал, что он фактически провалится. Она говорила: будете ехать по Крещатику, креститесь, молитесь,  потому что он провалится.

А он уже провалился. То есть он вроде бы стоит на самом деле, и не важно, провалится он или не провалится, он уже провалился. То — есть беснование, которое там было, это и есть провал на самом деле. Вообще народ провалился вместе с Крещатиком. Целый народ провалился, и это так. Вы поймите, что можно вынести из опыта наших страшных событий. Все-таки как ни парадоксально, как ни странно, Бог правит миром.

Отец Иоанн Крестьянкин, переживший опыт различных лагерей, гонений и советских антирелигиозных кошмаров, говорил, что из всех этих кошмаров он вынес только одну мысль, что миром правит Бог и только Бог. Посему и мы должны понимать, что миром правит Бог и только Бог.

Как можно уменьшить тьму? Зажигая свет. То — есть нужно зажигать свет. Можешь благовествовать Евангелие? Благовествуй. Можешь молиться? Усиливайся в молитве. Можешь жертвовать что-либо на благое и доброе? Жертвуй на благое и доброе. Трудись. Всяко трудись. Нельзя просто верой наслаждаться. Каждый человек должен в вере потрудиться и послужить. За гнилость нашу, за безбожие, за отсутствие горения духа, за отсутствие желания духовно воевать.

То есть сражаться с грехом в разных его проявлениях. Вот за это потом приходит настоящая война. Понимаете? Аскеты — они миротворцы. То — есть, кто воюет с грехом, тот разбивает врага на подступах. А когда нет людей, которые в духе побеждают врага, тогда враг залазит так близко, что начинают уже и бомбы рваться, и снаряды летать, и пулеметы стрелять. И пытки начинаются, и убийства. И так далее, и так далее, и так далее. Вот, аскеты они строгие, они все такие непонятные. Как бы зачем? Для чего? Да живи себе и радуйся жизни!

Нет, аскетизм, война с грехом, война с помыслами, война с дьяволом —  это отсечение врага на подступах. А поскольку мы все разленились, расслабились, охамели… Стали вольготные, хорошо живущие, ленивые, вальяжные, гордящиеся —  то враг зашел глубоко. Он хочет крови. Понимаете? Дьявол крови хочет. Тут все очень просто. Эти все люди, которые служат ему, они исполняют его приказы. Они не свободные люди. Они одержимы им. А он крови хочет.

Так что христиане в ответственности духовной за все. Нужно умножить молитву, нужно умножить совокупный вопль. Например, если бы вся полнота русской православной церкви, каждый положил по три поклона земных с криком: Господи, да успокой же ты их! Да дай же ты мир тем, кто живет на востоке Украины! Да усмири врага! Сделай что-то, владыка Господи! Вот по три поклона все, да со слезами, да с криком.

Да я вас уверяю, там ни один БТР вражеский не прорвется, ни один склад с горючим не загорится. Много что изменится. Нужен крик к Богу. Но расслабляться некогда. Мы находимся в состоянии постоянной войны с истиной. То — есть враг воюет с истиной. И когда люди расслабляются, дьявол крови хочет. Вот такая ситуация.

Никто не знал, что такое будет в XXI веке. И неизвестно что еще будет дальше. Бодримся и воюем. Вот такие дела.

-Алле, батюшка, здравствуйте. Благословите.

-Бог вас благословит.

-Вы знаете, душа просто скорбит и плачет. Но ваши слова вдохновляют. И тем, что правит Бог, и тем, что нам нужно молится. И тем, что нам нужно покаяться в своих грехах, чтобы остановить эту ужасную войну. Но очень часто вдруг в эфире видишь осуждение. Так вот, почему мы православные берем на себя право осуждать кого бы то ни было? Ведь мы же не знаем истины. Истину знает только Бог. Нам нужно молчать и ждать. Ждать и молиться. Мне кажется, что должно быть так. Вы согласны со мной?

  -Ну и да, и нет. Понимаете, вы не стремитесь быть пушистой. Потому что мы, православные, очень часто хотим быть белыми и пушистыми. Не надо. Не нужно бояться назвать дрянь дрянью. А я, наверное, осужу. Вот вы приходите на базар и покупаете там мясо. Вот одно мясо тухлое, а другое свежее. И вы говорите: твое мясо плохое, я его брать не буду. Вы осуждаете продавца? Вы осуждаете это мясо? В принципе да. Вы просто делаете свой выбор. Говорите: я это не покупаю, я покупаю вот это.

Не надо бояться назвать зло злом.  Нужно иметь разум и смелость назвать вещи своими именами. И не надо бояться осуждать это. Гомосексуалист — враг божий. Проповедник гомосексуализма — враг божий в квадрате. Убийца, сознательный убийца, нацист, не знаю, кто там еще — враг господний. Нечестивец. О нем написано, что он попадет в ад.

Не нужно бояться никого, нужно быть в принципе разумным, сдержанным, честным. Вот, выходим на улицу, берем зонтик, потому что видим, что тучи собираются. Ты что? Небо осуждаешь, что ли? Из-за того что из него дождь прольется? Не нужно бояться выносить правильные суждения. Человек живет в мире, вынося суждения о том, о том и этом.  То хорошо, это плохо, это не знаю, что такое. Это лучше чем то, это хуже, чем то.

Мы так мыслим. И мы от мыслей отказываться не должны. Мы не говорим с вами, что вот Блаженнейший умер, и он в рай пойдет. Откуда ты знаешь? Ты Богу это оставь. Ты же ничего не знаешь. Вот здесь мы ничего не знаем. Но если кто-нибудь творит нечисть какую-то… Не пытайтесь быть пушистыми. Пушистых сожрут. Мы должны понимать что хорошо, что плохо. Мы должны понимать, что мы не можем понять и сказать: этого я не понимаю. То — есть нужно честно говорить: вот это хорошо однозначно. Как Господь сказал? Вот это плохо, как Господь сказал: вот это я не знаю что  это, а вот что это? Не знаю. Но нужно быть честным. А пушистым быть не надо. Потому что вот это не осуждение, это какое-то толстовство получается. Понимаете? А оно еще гибельнее, чем революционные взрывы террористов.

Потому что Толстой больше вреда принес Российскому государству, чем, например, Каляев или наш Ульянов. А непротивление злу насилием  — это вообще кошмар. Нужно быть честным и твердым. Вот это нужно нам всем.

 -У меня такой вопрос. Вот в Крым ввели войска, и стал российским. А на юго-восток войска не вводят. Чем вы это объясняете? Считаете ли вы, что в нашей власти нет русских, а на остальное количество русских просто наплевали? Прости Господи.

-Я не считаю, что в нашей власти нет русских. Я считаю, что на них лежит та тяжесть, которую мы с вами не понимаем. Тяжесть последнего приказа, тяжесть анализа ситуации. Тяжесть просчитывания возможных ответов. Возможно, реакция на решение — она нам с вами неведома. Ни мне, ни вам. Тут даже когда планируешь семейный бюджет, потом иногда ночь не спишь, думаешь, куда деньги потратить: на коляску ребенку ли, скажем, или на отдых в том же Крыму. Думаю, что власти у нас, у  русских людей,  больше, чем было вчера, а завтра будет больше, чем есть сегодня. Но просто сама ситуация с юго-востоком несколько иная. Нужно трезвонить во все колокола, чтобы этот гадский, проститутский, европейский мир вместе с подлой, бесовской американской политикой, чтобы они были накрыты международной изоляцией в плане информации, чтобы не они командовали миром. Понимаете?

Потому что проститутский европейский мир и откровенно бесовская американская политика загоняют Россию в угол. Не получается нашим правителям вводить туда  войска. Можно было бы распылить всю эту нечисть под названием «правый сектор» военными силами очень быстро, не затратив особенной силы и энергии. Но есть международные обязательства, международное право и еще куча вещей.

И поэтому они находятся не в лучшем состоянии, чем мы с вами. Мы все мучаемся. Любая православная душа страдает. Все распяты, все мучаются. Потому что идет народной души, живых людей уничтожение. Но я думаю,  что мы не понимаем этого адекватно. Потому что лучше всего сказать: ну, давай, махнем в Кантемировскую дивизию, поутюжим этих негодяев  — и все вперед.

А не вперед, там дальше начнется другое. Таким образом было в Первую мировую, после которой перекроилась карта мира. Поэтому давайте мы свою работу сделаем, то есть беженцам поможем, там деньгами, вещами, молитву умножим, храмы наполним молящимися, информационно поучаствуем. То есть будем на весь мир кричать, кто где может. А они уже там свое сделают. Они с нами очень связаны. Что сделаем мы, то сделают и они. Они не без нас. Мы не без них и они не без нас. Я так думаю, и ничего другого мне не приходит в голову.

 -Батюшка добрый вечер. Любовь из Подмосковья. Вот я слушаю вас и полностью с вами согласна. И вот если вспомнить Ветхий Завет, то помните, когда Господь разбил 185 тысяч ассирийцев? Так что все равно последнее слово будет за Богом. Но я только одно не понимаю. Почему наша духовная власть не призывает нас, например, провести крестный ход где-нибудь в районе сражений? Чтобы мы все встали на колени бы и запели? Чтобы запели все желающие. Чтобы мы у храма Христа Спасителя стояли, рыдали и просили. Вот почему руководство так не сделает?

 -Сестрица, милая, а вы считайте, что власть это уже сделала. Потому что для того, чтобы это все было, не нужно, чтобы было объявление подписано Святейшим. Что, мол, собираемся туда- то и там молимся. Уже сегодня церковь вопит нам, по сути  — каждому на ухо шепчет всем нам и каждому в отдельности: братья и сестры, становитесь на колени, взывайте к Царице  Небесной и к архангелу Михаилу, к самому царю небесных воинств, к самому Саваофу, к Господу Иисусу Христу, воспеваемому от херувимов. Кому и мы говорим: свят, свят, свят, чтобы он вмешался в ситуацию.

Потому что идет война добра со злом на самом деле. При всем этом, не боясь патетики, идет война добра со злом. То – есть: «Вставай, страна огромная»  можно петь. Это можно сделать позывным: Вставай страна огромная, вставай на смертный бой! То —  есть, а что мне делать? Я, допустим, живу в Архангельске или в Челябинске, или в Твери. Что мне делать? Куда бежать? Да никуда не беги. На колени встань. Встань на колени и покайся в грехах своих. И скажи: Господи! Я развратник, я обжора, я лентяй, я маловер. Я такой, я сякой. Может, и по моим грехам дьявол расплясался?

Господи! Я каюсь. Прости меня. А теперь послушай меня. Выслушай меня. Я хочу, чтобы сатана был наказан. Чтобы эти люди, которые сатане служат, были тоже с ним вместе наказаны. Чтобы простые матери и женщины старшего возраста, которые уже внуков имеют, чтобы они не боялись за детей и внуков. Чтобы они были спасены. Чтобы люди, которые взяли в руки оружие не для разбоя, а для защиты, были Тобой защищены. И так далее.

То есть нужна молитва, потому что правильно вы говорите: при Исайе пророке 185 тысяч ассирийцев было уничтожено за ночь. Это и сегодня возможно. Никуда Господь не удалился. И при Елисее пророке, Елисей показал, что тех, которые с нами, больше, чем тех, которые с ними. И ослепло ассирийское войско. Ангелы божьи были вокруг еврейского стана. Поэтому это все так и есть. Очевидно, чтобы так было, нужно чтобы среди нас был Исайя и был Елисей.

То — есть должна быть некая общая праведность, которая помогала бы Богу творить чудеса. Бог так просто не творит чудеса, чтобы вот так просто взял и сотворил чудо какое-то. Потом взял и еще сотворил. Он же не насилует нас чудесами. Он же не фокусник. Он творит чудеса в ответ на веру. Если у нас нет одного Елисея, то 25 тысяч людей, стремящихся к праведности, могут в совокупности дать одного Елисея.

Так пусть они виртуально соберутся духовно вместе. И вместе воззовут. Вот вместе, допустим, в Архангельске воззвали, воззвали в Челябинске, воззвали в Твери, воззвали в Курске, воззвали в Белгороде. Там преклонили колени, там прочитали псалтырь, там совершили всенощное бдение, там молебен отслужили — и эта мощная молитва к Богу пойдет, а от Бога сил вернется на землю карой для нечестивых и спасением для беззащитных. Вот о чем идет речь.

Вы совершенно правильно говорите. Просто не нужно об этом воззвания писать. Оно уже написано. То —  есть считайте, что мы говорим с вами о чем? О том, что болит у вас, у меня и у тысяч людей, которые не дозвонились. У нас болит одно и то же. Душа у всех болит одинаково. Мы ж понимаем, что такое фашисты, уничтожающие мирные города и села. Мы все это генетически понимаем. Это все повторяется. Следовательно, что делать?

 Вставай страна огромная!

 Вставай на смертный бой.

С фашистской силой темною,

С проклятою ордой….

То — есть проклятая орда действительно проклята. У них конец в истории будет только один: проклятье. Но как бы чтобы оно быстрее пришло. Значит ну что ж? На коленки, акафист архангелу Михаилу, кафизма пятнадцатая, имеющие уши да услышат. Кафизма пятнадцатая, там есть  интересный псалом: …которые падут на головы тех, на кого нужно упасть. Поэтому мы можем, можем, можем, мы увидим победу, между прочим. Вы не думайте, что мы увидим поражение. Мы увидим победу. Только не сегодня и не завтра, но увидим.

— Батюшка, здравствуйте. Раба божья Галина. Скажите, пожалуйста, вот как это понимать? Мое окружение и я, мы все молимся, уже довольно много людей, как только начался майдан, мы все стали молиться о том, чтобы Господь даровал победу и остановил эту ужасную бойню. И просим, чтобы Он вмешался. И Богородицу просим, и архангела Михаила, и Георгия Победоносца, и всех вообще. И ничего не помогает. Это не может быть потому, что решается война, про которую Христос сказал: поднимется народ на народ и царство на царство? И, в общем  — то, теперь уже молись не молись, а вроде бы это уже не зависит от человеческих молитв.

-Я думаю, что ваши молитвы не были бесполезны в любом случае. Потому что там, где было сто трупов, могло быть двести. Там где была тысяча трупов, могло быть две тысячи. И если их было тысяча, а не три тысячи, или сто, а не двести, то подействовали, в том числе, и ваши молитвы. То —  есть молитва бесполезной не бывает.

С другой стороны, я понимаю и вас прекрасно. Потому что человек молясь, истощается, опустошается, ощущает, что Он не слышит его, что он брошен, что ли? Ну, не получается. Да? Так вот это и вам полезно. Человеку полезно дойти в молитве до ощущения немощи. Когда я молюсь, я не вижу плодов. А когда вы думаете, приходит плод? Именно тогда, когда мы плодов не видим. То есть законы духовные говорят нам так. Ты трудись, ты действуй, но если ты понадеешься, что я вымолю, я сделаю, то ты ничего не увидишь.

Вот ты придешь к краю отчаяния и скажешь: да, не могу я ничего. Ничего не могу вымолить, в конце концов. И вообще у меня ничего не получается. И вот когда уже ты с последним выдохом будешь готов умереть, вот тогда придет чудо божие. Вот так бывает. Вот только так и иначе не бывает. Посему вы продолжайте читать псалтырь и Евангелие, утомлять себя на поклонах. И не отчаивайтесь, потому что знайте, что все ваши вздохи и поклоны попадают в копилку. В очень важную копилку с фимиамом святых. Поднимаются перед Сидящими на престоле. И это все действует. 100% действует. И в принципе враг будет разбит, победа будет за нами.

-Поклон вам, батюшка, низкий. Вот рассудите, правильно ли я размышляю или нет. Вот с 1945 по 1955 год Сталин боролся с бандеровцами и все-таки решил их не выселять, оставить на этой Украине. Мы все ругаем Сталина, что он Чечню выселил, Ингушетию, крымских татар. А вот если бы он вовремя истребил этих бандеровцев, нам бы не пришлось сейчас это расхлебывать. Теперь вы защищаете правительство. Правительство русское, русские иудеи, можно сказать, а не русские. Там сидят русские и иудеи…

  -Ну, сколько времени то прошло с тех пор! Смотрите, 90-е годы. Вообще мы бы с вами не смогли бы тогда даже поговорить в эфире. Потому что —  ну там, иудеи —  не иудеи, вообще все было тускло и печально. А сегодня мы наблюдаем реальный подъем патриотизма, реальное воскрешение смыслов, реальный подъем народа и возможность зарождения реальных элит. Понимаете, что очень важно? Зарождение не тех купленных людей, которые имеют ресторанчик в Майами и отельчик на Канарах. И переживают за свою заграничную собственность, за свои счета.

Не эти люди являются элитой. Это как раз нечто иное. Когда их будет меньше, а других будет больше. А процесс есть,  тенденция существует. Тогда мы будем чувствовать себя более свободными. Нам будет более весело, нам будет легче дышать. Сталин Сталиным. Мы эту геополитику трогать не будем. Это надо отдельно поднять тему. Потому что я родился на Западной Украине, и я бы мог  много об этом рассказать того, что я знаю. Я читал, видел и думал  — но не сейчас. Хорошо? А вообще я понимаю, о чем вы говорите, но поверьте, что есть тенденция к улучшению ситуации. Она очевидна, и не замечать этого нельзя.

-Скажите, пожалуйста, вот раньше на  Руси в дни скорбей объявляли как минимум трехдневный всеобщий пост. А вот пастыри не могли бы обратиться? Я знаю, что один известный духовник определил, что можно было бы 14, 15, 16 –го, накануне Царских дней строгий пост для замирения и разрешения ситуации в Новороссии. Может быть это можно расширить? Или человек сам должен принимать решение?

 -Я думаю, что можно и так, и так. Гораздо лучше знаете как? Например, написать себе: я решил поститься, например, в Царские дни ради мира во всей моей стране. Я подхожу к батюшке и говорю: батюшка, хочу попоститься в дни памяти Царской семьи. Благословите. И он говорит: Бог благословит. И я пощусь. Я один взял благословение. Когда начинаешь призывать всех? Вот всем благословляется поститься – но  ведь все же разные! Кто-то говорит: а я вообще не собирался поститься. У меня день рождения. А другой говорит: да я вообще на отдых еду! Понимаете? Начинаются вопросы.

Гораздо лучше, когда инициатива идет снизу: вот, я хочу поститься ради того-то и того-то. Батюшка, благословите. Или батюшка говорит: люди, давайте кто может, кто в силах, кому позволяет здоровье — давайте попостимся и усердней помолимся. К молитвам таким-то давайте добавим еще псалтырь. Вот ради того, чтобы то-то и то-то…Вот такая низовая инициатива она лучше, чем всецерковные призывы: благословим всех вообще. А всех вообще там очень много. Вот вы лично захотели? Берите благословение и поститесь. И ради вас одной, может, что-то и поменяется в этом мире.

Вот я думаю, что так нужно. Когда личное желание есть у отдельного человека. Здесь твердый путь спасения.

-Есть еще звонок. И, наверное, уже последний звоночек.

  -Батюшка, вопросы у меня такие. Первый: мне непонятно почему новые независимые области: Донецкая, Луганская —  не заявляют о своем желании присоединиться к России? Ваше мнение. И второй вопрос, вы сказали вот какие псалмы входят в пятнадцатую кафизму. Напомните, пожалуйста, мне.

-Ну, там, где я говорил про  пятнадцатую кафизму, я говорил о псалме 108. Где есть набор, мягко говоря, страшных пожеланий для врагов божиих. Они падают на всех предателей веры таких, как Иуда, христопродавцев, на всех кровопийц и льстивых негодяев, которые согласны ради власти и своих личных интересов жертвовать жизнями простых людей: вдов, сирот, беспомощных стариков. Там есть целый пакет антиблагословений на головы мерзавцев. Это все содержится в кафизме номер пятнадцать.

Что касается Луганска и других регионов, то не знаю, почему они поступают так, а не иначе. Тут трудно судить.  Другие сферы. Здесь мы, граждане, говорим как члены церкви, а там уже политика международная, квазимеждународная. Не знаю. Не могу за них отвечать. Не понимаю, что к чему? Как там? Люди наши. Земли общие. Земля  — она общая на самом деле. Кто думает, что земля его, тот на самом деле ошибается, потому что нам всем жить. Мы ее съедим, а она нас проглотит.

Вот так вот. Молитвы никто не отменял, веру нужно распространять. За свою народную идентичность нужно бороться. За то чтобы люди очищались, просвещались и  находили смысл в жизни —  нужно бороться. Именно на пути борьбы за смысл жизни обретается народное единство и народная красота. Потому что молодежь  часто вообще не знает, зачем жить. Они вроде еще молодые совсем, а им уже жить неинтересно. Вот где проблемы рождаются!

Поэтому здесь борьба многообразная и многосоставная, и мы должны ее вести. Давайте помянем тех, за кого нас просили помолиться. Тех, кто прикладывает свою руку к существованию радиоканала и нашего радиоэфира.

Безусловно, помянем душу упокоенного митрополита Владимира. Христос да простит ему грехи все вольные и невольные. Христос да сопроводит его ангельскими руками к светлой обители. И если он приобретет дерзновение перед Богом нашим, общим Богом нашим, Богом ангелов и человека в молитве, то да помолится он и там. Быть может, перед престолом Господа, чтобы совершилась благая и богоугодная воля Господня о страждущем народе Новороссии, сегодня юго-востока Украины. Луганск, Донецк…..

Вам же всем, христиане, напоминаю, что мы вступили в воскресный день. Все завтра в храм. Всем в храм! Молиться надо с радостью и воскресную службу нужно почитать не тяжелой обязанностью, а великим подарком. Воскресная служба в храме —  это великий подарок нашей душе.

Мы прощаемся сегодня с вами. Я вас заочно целую, желаю вам именем Христовым всякого блага, крепкой веры и мира вашему сердцу. Молитву умножим. До следующей встречи.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации