1550 Беседа [07 ОКТ 2009]. часть 4. О поиске Бога

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Дата аудиозаписи: 07 октября 2009

В детстве у меня был свой Бог и он точно был настоящим. А потом все стерлось, отступило, я потеряла Его. Сейчас я знаю о Христе много, но это чужой опыт. Как найти того своего Бога – живого, настоящего, из детства. Может быть, что-то подскажите?
— Ну, детство оно ведь не вернется. И человеку в разном возрасте нужен Бог настоящий, живой, истинный, но соответствующий Вашему возрасту. Потому что в детстве человек действительно открыт Богу… понимаете, много раз я убеждался, что дети воспринимают просто, без доказательств то, что взрослому нужно доказывать. Вот скажи ребенку: «надо Богу молиться» —
и он будет молиться. Может быть не все дети, но большинство из них. А взрослому нужно доказать зачем молиться, как молиться, есть ли Бог и так далее. То есть взрослому нужно очень долго доказывать то, что детям ясно без доказательств. Детский мир специфичен. Есть свои страхи и тревоги. Затем есть вырастание из этого страха. Есть свои новые проблемы. Вам нужен настоящий живой Бог, соответствующий вашему возрасту. Потому что Бог-то неизменен, но мы меняемся. Нам нужно, чтобы наше богопознание росло вместе с нами. Детского Бога возвращать вам не надо. Потому что вы сами не ребенок. Потому что у вас уже, кроме того, что вас тревожила
в те годы, когда у вас была вера, у вас теперь добавилось еще много разных новых тревог. И на эти тревоги ваш детский Бог вам ответы не даст, потому что это взрослые вопросы. То есть нужно, чтобы ваша вера росла вместе с вами. Но, понимаете, раз вы чувствуете свою пустоту, свою богооставленность некую, свою утрату вы чувствуете. Раз вы сказали о своей утрате, значит вы ее
чувствуете, ощущаете – знания-то конечно есть, а вот утрата-то тоже есть вместе с тем. То есть знания не компенсируют близости к Господу. То это говорит о том, что у вас есть вместе с тем большой плюс. Как одному из богословов сказал Господь: «Ты не искал бы меня, если бы уже не нашел». Понимаете? Когда человек ищет Бога – это значит, что он Его уже нашел.

Каждому ли Господь откроется?

— Каждому. Каждому. В меру глубины емкости. Наперсток будет полон полнотой наперстка. Стаканчик будет полон полнотой стаканчика. Цистерна будет полна полнотой цистерны, море будет полно полнотой моря… ищущий – найдет, 100%. Искание – это молитва. Где Ты, Господи? Познайся мне, откройся мне, дай мне почувствовать Тебя, вспомни обо мне, прикоснись ко мне.
Это интимная часть вашей жизни – икание Бога в молитве. Стучащему обязательно откроют. Ищущий обязательно найдет. И просящий обязательно получит. Только нужно просить, искать и стучать, а не валяться на печи как Емеля. Бог не обязан как почтальон обходить каждую хижину, в которой живет по одному Емеле «А Я к тебе еще хочу прийти…». Хотя он даже это делает. Но Ему не открывают. Стою и стучу, но Емеля с печки не слазит. «Я никого не жду!» — говорит он с печки. И Христу приходится уходить дальше. Но ищущий, стучащий и просящий обязательно будет услышан, и ему откроют, и он войдет. Раз вы уже эту жажду ищите, значит, место уже готово. Теперь нужно чтобы пришел Жених. Нужно искать. Стучите – и вам откроют. Просите – и вы получите. Ищите – и вы обрящите. Это 100%.

Верующий человек драгоценен именно в степени личного искания. Степенью напряжения личных сил. Степенью такой личной привязанности к своему Господу, Который одновременно является Господом всех. То есть верующий не может приватизировать себе Господа,
сказать «только мой Господь». Он наоборот радуется, что мой Господь, абсолютно мой, действительно МОЙ Господь. Потому что между Господом и человеком столько тайного и личного, что человек имеет право сказать «Господь мой и Бог мой!». И между чем человек
понимает, что Он также личен и для всех, кто любит Его за пределами моей собственной личности. То есть Он для всех, Он дарит Себя всем. И это не обижает человека, а наоборот радует. У меня очень личные отношения с Господом и мой Господь – это твой Господь тоже. То есть я не завидую. У тебя с ним тоже что-то свое и есть свой аромат в этом всем.

Нельзя к Богу прийти в силу культурных традиций. Можно держаться в рамках какого-то поведения в силу культурных традиций, можно держаться еще каких-то ориентиров – нравственных, моральных, в силу воспитания… это все очень важные вещи. Но в конце концов
самое важное – этот личный поиск завершившийся глубиной личных отношений с Господом Иисусом Христом. Это очень важно. Тогда человек вверчен в веру как шуруп или как саморез в доску навеки, так, что его уже и не вырежешь никакими плоскогубцами.

Представьте себе, люди жили в атмосфере православного государства. Пост начался – мясные лавки закрылись. Воскресение началось – весь город колоколами звенит. Куда не повернись – везде Церковь и батюшка. Куда не повернись – везде все связано с христианским бытом и так далее, и тому подобное. Потом, когда облом серьезнейший, катастрофа: война, кровь… и людей
разметало по миру. И многие не нашли себя в этом мире. У них вся жизнь рухнула. Все рухнуло. Послеобеденный чай – рухнул, пианино, на котором кузина играет по праздникам – рухнуло, дворянские усадьбы – порублены на дрова. Ну, рухнуло все что было, понимаете? Колокольный звон исчез. И привычное православие исчезло. И у некоторых была вера, которая внутри осталась,
и они этой верой жили. Они на месте своего изгнания воссоздали свою маленькую родину. А у тех, которых вера была только в культурном коде зашита, жизнь рухнула, а веры оказалось, собственно, и не было. И тогда он растворяется. Он приезжает в место своего изгнания, и там, как капля, упавшая в море, растворяется в этом море. Потому что не имеет ничего за душой. Забрали
подпорки, а он весь пустой. Нужна личная вера. Глубокая личная вера, которая из себя плодит все остальное. И очень важно, чтобы мы на веру смотрели кроме всего прочего, кроме того, что это конечно большое культурное подспорье, это историческая дефиниция для нашей страны. Вообще вера – это все. Нет веры, значит, вообще ничего нету. Все остальное мусор и издевательство.

Но для человека лично, поскольку каждый из нас в одном экземпляре вылазил из материнской утробы и лично один будет умирать лицом к смерти, один на один, а все остальное в стороне будет, то нам, лично нам, каждому в отдельности, нужно воспитывать, добиваться, выпрашивать, закаляться, в том смысле, чтобы иметь очень сильную, глубокую, искреннюю, личную веру в Христа Иисуса воскресшего из мертвых по благовестию Павлову. Это задача каждого человека.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации