2163 «Ангелу Филадельфийской Церкви напиши…»

A+ | A | A-

filadelfijskoiЧеловек не может затворить то, что Бог открыл. И наоборот – закрытое Богом человек не может открыть. С этого начинается слово Христа к Ангелу Церкви Филадельфийской. Практическое применение сказанного к нашей жизни может заключаться в том, что под дверями мы понимаем спасительное покаяние, открытое всем людям. Понимаем возможность дверями веры и покаяния войти в общение с Отцом и Его Сыном Иисусом Христом (см.: 1 Ин. 1: 3). «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче», – так и поем мы в дни Великого поста. Всё время бытия человечества после Воскресения Христа из мертвых, после Его восшествия на небо и ниспослания Духа Святого на учеников и апостолов есть время открытых дверей Божиего милосердия. Нет смысла закрывать эти двери, да и невозможно их закрыть. Бог милует человечество во Христе. Двери, ведущие к престолу благодати, открыты. «Оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться, ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа» (Деян. 17: 30–31). Когда же наступит тот самый, ожидаемый и трепетный час Суда, двери милосердия затворятся. Вот тогда-то поздно будет пытаться их открыть, толкать в них и ударять, сопровождая стук криком: «Господи, Господи, отверзи нам» (Мф. 25: 11). Нужно понять времена и пользоваться временами милости, зная, что они неизбежно сменятся временами справедливого суда. Благость Божия и всепрощение должны рождать в человеке благодарность и умножать веру. Если же нет, если увеличивается только наглость от безнаказанности и дары Божии пренебрегаются, то закрытие дверей должно будет стать страшной переменой для беспечных. Вздрогнем и убоимся!

Имя, с которым Господь открывается, – Святой, Истинный, имеющий ключ Давидов. Слово «ключ» в Новом Завете ассоциируется главным образом со словами Христа Петру: «Дам тебе ключи Царства Небесного». Здесь же речь идет о ключе Давидовом. Выражение встречается в книге Исаии, где речь идет о полноте власти, отнимаемой у недостойных и передаваемой тем, кто более ее заслуживает. Ключ Давидов – это полнота власти во Святом Городе, право всем распоряжаться и управлять. Христос называется имеющим ключ Давидов потому, что Он Царь на Давидовом престоле. О Нем Марии в день Благовещения говорит Гавриил: «Даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его, и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца» (Лк. 1: 32–33). Имеющий престол Давида имеет и ключ Давида, открывая для одних ворота Святого Города и закрывая их перед другими.

Перед Ангелом Филадельфийской Церкви дверь отворена. Ее никто закрыть не может. Хотя собственных сил у него немного. Ангел Церкви заслуживает похвалу за то, что сохранил слово Христово и от имени Его не отрекся. Ему, маломощному, но верному, назначен необычный подарок – вразумление иудеев. Вновь, как и в словах Ангелу Церкви Пергамской, иудеи названы сборищем сатанинским. Они, хотя и названы лжецами, сумеют рассмотреть и понять, сумеют заметить, что Бог благоволит к Церкви Филадельфии. Увидев это, они придут и поклонятся в ноги христианам как возлюбленным Божиим.

В этих словах мы встречаемся с примером успешной миссии. Миссия среди иудеев чрезвычайно трудна. Отгороженные ото всех своими обрядами и законами, прячущиеся в свою избранность и непохожесть, за долгие столетия ставшую крепкой, как броня, иудеи не принимают в большинстве своем Евангелия. Между тем они не перестают присматриваться к христианам. И бывает так, что недоверие сменяется интересом, а интерес – восхищением. Там, где так бывает, нужно, чтобы Бог явил Свою силу и святость. Нужно, чтобы через человека, как через промытое стекло, виден и узнаваем был Бог, действующий и милующий. Сила же Божия «в немощи совершается», как говорит блаженный Павел, раскрывая перед взором христиан тайну своего смирения и рассказывая о сатанинском жале в своей плоти (см.: 2 Кор. 12: 7–9). Поэтому немощной Церкви Филадельфии, Церкви, у которой сил немного, дана особая милость – стать для иудеев очевидным примером любви Божией и правоты Евангелия. Эти слова могут относиться к тем финальным актам исторической всемирной драмы, когда остаток Израиля уверует во Христа. Тогда, в конце истории христиане не будут сильны, но и малого свидетельства будет достаточно для спасения тех, кто хочет спастись.

Христос обещает сохранить христиан Филадельфии от «годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле» (Откр. 3: 10). В молитве «Отче наш» мы научены просить Бога «не ввести нас во искушение». Это голос благоразумия и смирения. Мы должны знать о своих немощах и несовершенствах. Знать и просить Бога не ставить нас в такие ситуации, в которых немощи наши становятся очевидными и мы падаем под напором враждебных сил. Однако искуситься, то есть пройти через испытания, нужно и отдельному человеку, и всему человечеству. Если быть верным Богу сегодня, в условиях относительного спокойствия, если в малом быть Ему верным и вопреки немощам не отрекаться от имени Христова, то в час всеобщего испытания, может статься, Господь укроет нас от беды. Укроет так, как уже укрывал в свое время Ноя в ковчеге, как спасал от огня трех отроков, как миловал и хранил иных святых в иных ситуациях.

«Се, гряду скоро; держи, что имеешь». Спросим себя: «Что я имею?» Если имею веру, то вместе с ней имею всё вообще: надежду, усыновление Богу, грядущее Царство. Если же не имею веры и только обманываю себя, то втайне ужасаюсь будущего и не вижу впереди ничего для себя утешительного. За веру нужно бороться. «Ибо еще немного, очень немного, и Грядущий придет и не умедлит. Праведный верою жив будет; а если кто поколеблется, не благоволит к тому душа Моя» (Евр. 10: 37–38). Как среди 40 мучеников Севастийских нашелся один дрогнувший, и как венец, предназначенный одной голове, увенчал другую, так может быть и с нами. Первые становятся последними, последние – первыми. Чтобы нам не плакать со временем, видя себя без плода, а иных на нашем месте, Господь говорит заранее: «Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3: 11).

Побеждающий будет всегда в храме Божием. Побеждающего Бог обещает сделать столпом, то есть крепким и надежным, держащим на себе полезную тяжесть. На нем будут начертаны святые имена: имя Божие, имя Небесного Иерусалима и новое имя Христа. Об именах мы говорили в связи с Церковью Пергама. Там Господь обещал дать новое имя побеждающему. А здесь не победившего переименовывает, но открывает ему нечто таинственное касательно Отца, и Себя, и Небесного Города.

Откровение имен – это возвещение тайн. Кто знает имя, тот проник в суть и в глубину. Вспомним Иакова, который всю ночь боролся с Богом, требуя открыть ему Имя. Узнать имя Божие всегда означало сделать свой голос слышным для Господа: «Я зову Тебя по имени, Боже, и Ты непременно слышишь меня». Эта награда дастся смиренной Церкви Филадельфии. Напомним, что она лично слаба, но сквозь нее просвечивает любовь Божия, заметная иудеям. Она имеет немного, но держит крепко, что имеет. За верность будет избавлена от всеобщего испытания. Если в названных чертах вы узнаете нечто близкое и знакомое, узнаете себя самих или ваших братьев по вере, значит, мы не зря читаем Писание. Значит, мы имеем уши, чтобы слышать, что Дух говорит Церквам.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации