2424 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ».Священное Писание.[17.04.2015]

A A A

Эфир от 17.04.2015 21:00

Христос Воскресе, дорогие братья и сестры! В студии протоиерей Андрей Ткачёв.

Наша неисчерпаемая тема — это Священное Писание, и мы сквозь этот магический кристалл будем смотреть на окружающую действительность.

Подавляющее большинство христиан знает 50-й псалом, а, например, 51-й или 49-й, знают уже на порядок меньше. Шаг вправо, шаг влево — тёмный лес, топь и болото. Я предлагаю вам такой принципиальный подход к изучению неизвестного: мы знаем псалом 50-й, шажок назад — 49-й, вперёд — 51-й. Псалом 90-й знают многие: «Живый в помощи Вышняго…», шажок назад — 89-й, вперёд — 91-й. А что там? Таким образом, расширяется изведанное поле. То, что раньше было «терра инкогнита» — становится известным. Понятным до конца оно быть не может, оно достаточно глубоко и неисчерпаемо, но всё-таки расширяется область христианского сознания, засеянная Божиим словом.

Мне интересно почитать сегодня с вами псалом 49-й. Здесь есть целый ряд откровений Божиих, касающихся судеб мира и стояния души перед Богом на суде, в том числе и на окончательном Суде. Псалом этот не Давидов, это псалом Асафа. Не все псалмы в Псалтири ведут своё родословие от Давида. Есть один псалом Моисеев, есть псалмы сынов Кореевых, сынов Асафа, есть не надписанные псалмы — псалмы неизвестных авторов. Давиду принадлежит около половины псалмов, не более того. Итак:

1 Бог богов, Господь возглаголал и призывает землю, от восхода солнца до запада.

2 С Сиона, который есть верх красоты, является Господь,

3 грядет Бог наш, и не в безмолвии: пред Ним огонь поядающий, и вокруг Его сильная буря.

Будем так по паре стихов читать.

 

 

«Бог богов Господь возглагола и призва землю от восток солнца до запад», — так по-славянски звучит первый стих.

«От восток солнца до запад хвально имя Господне» — это слова из одной книги малых пророков. «Бог богов» — обратим внимание на это название. Каких богов? Кто ещё? Ещё в Апокалипсисе говорится: «Господь господей». Кто такие господа, кроме Господа, и боги, кроме Бога? Это любопытная вещь. В древности богами — с маленькой буквы, маленький бог — называли людей, в руках которых находится власть над жизнью простого человека: судьи, цари, князья. В псалмах неоднократно эти люди называются богами. Если эти люди боятся Господа, то стараются служить и не переступать границы дозволенного. А если Господа не боятся, то похожи на судью из притчи Господа Иисуса Христа, где Он говорит, что был некий судья в некоем городе, который Бога не боялся, людей не стыдился, ему всё было совершенно безразлично — никакого нравственного закона, ни стыда, ни совести. Вот это те самые «боги». Кстати, если уж говорить о судьях, то многие вещи в Евангелии и в слове Божием понимаются в категориях судебного процесса, например, дьявол — это обвинитель. Представьте себе, что вы будете стоять на суде, — представьте сегодня, потому что рано или поздно это будет, — Господь будет неподкупным Судьёй, а дьявол — обвинителем, он будет стоять между Богом и человеком и говорить: «Вот я знаю, что этот человек делал то-то и то-то, Ты не имеешь права его миловать, Ты не должен его прощать, он виноват в этом, виноват в том». Он будет лжесвидетелем, обвинителем, доносчиком, он будет клеветать Богу на человека и человеку на Бога. То же пишется в Откровении Иоанна Богослова, что сатана занимается двумя главными вещами: он клевещет Богу на людей и клевещет людям на Бога. Людям он говорит о Боге самые разные нелепости или гнусности, а Богу он тоже о людях дерзает говорить нечто: «Сколько Ты можешь миловать этих людишек, которых Ты любишь, которых Ты искупил, которые вообще о Тебе забыли?» Вот такое интересное выражение: «Бог богов».

По-славянски: «Бог богов Господь возглагола, и призва землю от восток солнца до запад. От Сиона благолепие… eго… приидет, Бог наш, и не премолчит…»

3 грядет Бог наш, и не в безмолвии (т.е. с шумом придёт Его пришествие, не в тишине. — о. Андрей): пред Ним огонь поядающий, и вокруг Его сильная буря.

4 Он призывает свыше небо и землю, судить народ Свой:

На этих словах тоже можно остановиться, потому что когда Моисей произносил свои обличительные песни в последних уже частях Пятикнижия, он говорил: «Вонми, небо…» Т.е. небо и земля, слушайте, что я сейчас скажу. И Господь Бог тоже будет призывать небо свыше и землю судить народ свой. Почему? У каждого судебного процесса должны быть свидетели, которые могут одновременно быть помощниками обвинения, но люди постоянно меняются на земле. Если бы мы посмотрели на этот мир как бы в ускоренной плёнке, как это часто бывает, от востока солнца до заката солнца… Вот, стоит камера и снимает, а потом показывает нам всё это не за двадцать четыре часа, а ускоренно, скажем, за минуту. Есть такой способ медленной съёмки. Камера медленно-медленно снимает, видно как поднимается солнышко, облака летят, машинки начинают бегать, потом темнеет тут же, машинки включают фары. Если бы в таком ускоренном режиме всю историю человечества прогнать перед нашими мысленными глазами, то мы бы увидели, как поколения сменяют друг друга. Поколения как волны на берег набегают: одно нашло, потом откатывается, второе пришло, откатывается, третье пришло… Они теснят друг друга, выдавливают, молодые старых гонят, старые близятся к краю своей земной жизни, потом нарождаются новые, новые, как волны пенящиеся, они давят друг друга, и каждое поколение недолго задерживается на земле. О чём можно спросить наше сегодняшнее поколение? Только о том, что видели наши глаза. Уже о том, что, например, было лет пятьдесят назад, мы можем знать только из книг, документальных фильмов, исследований историков, из артефактов, разных домыслов и построений. Тем более, что было двести, триста лет назад, — этим уже занимается история. Мы этого не видели, мы можем быть свидетелями только того, что было при нас. Вот мы, например, были при развале Союза, при Ельцине, при Путине сейчас мы есть. Мы можем смотреть, сравнивать, делать выводы: когда что было, как что было. Мы свидетели этих процессов, а всё остальное знаем по книгам и прочее. А небо и земля — это постоянные свидетели, они вечно смотрят на человека. Небо не ветшает. Потолок может протечь, прохудиться, провиснуть и обрушиться, а небо не обрушивается, не провисает, не протекает, оно вечно стоит над человеком как некое литое зеркало. И земля стоит под ногами человека. Это вечные свидетели тех дел, которые совершаются сынами человеческими. Следовательно, чтобы судить людей, Господь Бог обращается к тем свидетелям, которые были постоянными наблюдателями всего того, что делается на земле, к нему и земле. Мы не можем спросить Ивана Ивановича Иванова, что делал Наполеон на Корсике до переезда в Париж, потому что Иван Иванович Иванов не может этого знать, а небо и земля знают. Продолжая аналогию, так можно сказать о каждом человеке. Поэтому: «вонми, небо- и возглаголю, внушай, земля, глаголы уст моих», мы в Великом посту в каноне это пели. Вот об этом и говорит Бог богов, Господь: Он хочет судить людей, и призывает свыше небо и землю судить народ Свой. Т.е. небо, слушай; земля, слушай, вы Мне свидетели, давайте вместе будем судить людей.

Что Он дальше говорит? Дальше двоеточие, открываются кавычки. Но нужно понимать, что любые знаки препинания — это уже некое толкование. Древний текст не имел разбивку на главы, на стихи, не имел запятых, двоеточий, не имел заглавных и прописных букв. Любые знаки пунктуации, любая орфографическая правка в части большая буква или маленькая — это уже некое толкование, способ написания — это уже передача смысла. Вот пишем «Бог богов»: Бог пишем с большой буквы, а богов — с маленькой. Это мы уже понимаем, о чём говорим. Так что надо понимать, что двоеточия, кавычки — это наши сегодняшние дела: в древнем тексте нет ни двоеточий, ни кавычек. Но, тем не менее, есть здесь и двоеточие, и кавычки. Господь сказал:

5 «соберите ко Мне святых Моих, вступивших в завет со Мною при жертве».

По-славянски: «Соберите eму преподобныя eго, завещающыя завет eго о жертвах».

Религиозная жизнь предполагает жертвоприношения. Евреи, вступившие с Богом в завет, имели устав о жертвоприношении. Без жертв нет религии. Наша Жертва — это Христос, Пасха наша — Христос пожертвован за нас. Наша Жертва Нового Завета — это Христос, распятый и воскресший. А тут ещё говорится о старозаветных службах:

6 И небеса провозгласят правду Его, ибо судия сей есть Бог.

7 «Слушай, народ Мой, Я буду говорить…»

В псалмах ещё задолго до всяких наказаний, обличений, вот такое провозглашается Духом Святым заранее:.

7 «Слушай, народ Мой, Я буду говорить; Израиль! Я буду свидетельствовать против тебя: Я Бог, твой Бог.

8 Не за жертвы твои Я буду укорять тебя; всесожжения твои всегда предо Мною;

9 не приму тельца из дома твоего, ни козлов из дворов твоих,

10 ибо Мои все звери в лесу, и скот на тысяче гор,

Люди, когда у них совершается религиозная жизнь, более всего переживают о том, чтобы приносить жертвы правильно, о том, чтобы не ошибиться в жертвоприношениях, вовремя принести то, что нужно, и так, как нужно, не перепутать. А Господь говорит: Я тебя о жертвах обличать не буду, потому, что вообще не приму от тебя ни тельца, ни козла, потому что вообще всё Моё. Здесь мы предчувствуем, что Господь Бог возвестит нечто новое. Т.е. ты приносишь Мне жертвы — правильно делаешь, Я Сам тебе сказал: «Приноси Мне жертвы». А тут оказывается, что жертвы-то Ему особо и не нужны, и так всё — Его.

11 знаю всех птиц на горах, и животные на полях предо Мною.

Пользуясь случаем, вспомним, что вообще знает Господь. Псалмы гласят, что Он рассыпал по небу множество звёзд и всем им назвал имена. Мощнейшие телескопы современных астрономов осматривают самые дальние закоулки вселенной, доступные нашему изучению, но ученые не каждой звезде, наверное, дали имена, потому что звезд мириады. Господь же знает имя каждой звезды, Он их назвал. В книге Иова говорится, что Господь посчитал все капли дождя, и когда дождь течёт на землю, кропит или сильно, с шумом льётся, то Господь Бог знает число капель, которые падают на землю из сокровищниц дождевых. Когда мы причёсываемся, мы забываем, конечно, об этом, но иногда можно вспомнить, что Господь посчитал волосы на нашей голове. А здесь в 49-м псалме говорит: «Знаю всех птиц на горах, и животные на полях предо Мною». Т.е. всё, что есть в мире, это всё- Его. Кстати говоря, если среди вас есть любители смотреть передачи про животных , про кошачьих, про подводный мир, про птиц, про пингвинов — то не думайте, что вы согрешаете. Вот какую-то другую передачу смотреть — может быть, грешно. Есть такие передачи, которые на 100% грешно смотреть. Есть, что не поймёшь — грешно смотреть или не грешно, а есть такие, которые точно не грешно. Вот, если вам приятно смотреть на животных, на птиц, насекомых, — современные биологи, орнитологи наснимали множество удивительных, красивых вещей — как распускаются бутоны, взрываются почки, какая-нибудь ящерица ловит насекомых своим длинным языком. Смотрите, это всё хорошее, потому что это всё Божие. Господь Сам сказал, что «Моё всё: Мои звери в лесу, Мой скот на тысячах гор. Знаю всех птиц на горах, и животные на полях предо Мною». Это хорошо. Мы можем думать о Господе, когда смотрим на красоту окружающего мира.

12 Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее.

По этой причине не нужно хвалиться своими жертвами. Что толку, что приносишь волов, тельцов и прочее? Оно и так всё принадлежит Богу: вселенная и всё, что наполняет её.

13 Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов?

Вопрос доходит уже до дерзости: «Что, Я их ем, что ли, этих козлов? Или пью их кровь, что ли? Нет».

А вот дальше уже начинается такая, что называется, наука: а что же делать? Ты меня поставил в тупик, Господи, Ты говоришь: «Принеси Мне жертву». Я принёс. А потом Ты говоришь: «Да не нужна Мне твоя жертва». Это что такое, вообще? Как надо? Сначала говорит: «Дай Мне это». — «На». Потом говорит: «Да Мне это не надо, Мне ты нужен. Мне нужно нечто большее, чем ты Мне дал». — «А что же Ты хочешь?»

Читаем дальше. И вот здесь начинается Божественное приказание:

14 Принеси в жертву Богу хвалу и воздай Всевышнему обеты твои,

15 и призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня».

Вот тут четыре вещи прозвучало. «Принеси в жертву Богу хвалу…» Мы поём и читаем псалмы 148-й, 149-й, 150-й: «Хвалим, благословим, покланяемся Господеви, поюще и превозносяще во вся веки… Хвалите Господа от земли, змиеве и вся бездны: огнь, град, снег, голоть, дух бурен». — Это вот то, что мы читаем на утрене, это хвала Господня, это конец псалмов: псалмы заканчиваются сплошными похвалами Богу. Хвалите, хвалите, хвалите. Жертва хвалы — т.е. не просите и даже не кайтесь, главное — хвалите Имя Господне, хвалите рабы Господа. «…И воздай Всевышнему обеты твои», — если обещал что-нибудь Богу, то сделай. Плохо тебе, у тебя скорбь?— зови Господа, Он Сам сказал: «…Призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня». Т.е. тебе плохо, ты Меня призвал, Я тебя избавлю, а ты Меня прославишь. Вот такая четырёхступенчатая связь. Я повторю ещё, это очень важно. Мне плохо, я говорю: «Господи, мне плохо. Где Ты, где Ты? Ты здесь? Ты слышишь меня?» И Он является и избавляет меня из беды. Говорю: «О, слава Тебе, Господи, слава Тебе!» — я хвалю Господа. Эти вещи нужно глубокими бороздами проводить по сознанию. Что же хочет Господь? Не ест Он мясо волов, не пьёт кровь козлов. Принеси Ему в жертву хвалу, воздай Ему обеты твои. «И призови Меня в день скорби, — говорит Господь, — Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня». Мы встречаемся с понятием «жертва хвалы». До сих пор была речь о жертвах кровавых: телята, голуби, козлы, овцы. А здесь — жертва хвалы. Т.е. кровь не льётся, а уста движутся: «Хвалим Тебя, Господи, благодарим Тебя! Ты нас сотворил, Ты — мудрый, Ты — великий, слава Тебе!» — Это великая мудрость. Научиться этому надо, рано или поздно, это не так просто. Нужно иметь широкую душу и умное сердце, такую внимательную голову, чтобы научиться Бога хвалить.

Кроме «жертвы хвалы» бывают ещё разные жертвы. Например, в 50-м псалме, следующем по счёту: «Жертва Богу дух сокрушен». Оказывается, не нужно резать никаких козлов. Если сердце сокрушилось в тебе, как разбитая чашка, — сердце разбилось перед Богом, сокрушилось, поломалось, — то это жертва Ему: «Жертва Богу дух сокрушен». Почему? Потому что сердце сокрушенное и смиренное Бог не уничижит.

Есть ещё такое в псалмах: «Пожертвуйте Богу жертву правды». «Жертва правды» — это всякие праведные дела. Например, вы в суде заступились за неправедно обвинённого человека, — это жертва правды. Или вы организовали сбор средств для человека, нуждающегося в экстренной операции, — это жертва правды. Или что-нибудь ещё такое, что касается человеколюбия и справедливости. Там, где есть человеколюбие и справедливость, там есть жертва правды. Вот такие жертвы можно приносить Господу Богу. Это то, что касается верующего человека.

Там дальше идёт ещё интересно. Господь к грешнику обращается отдельно:

16 Грешнику же говорит Бог: «что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои,

По-славянски: «Грешнику же рече Бог: вскую ты поведаеши оправдания Моя и восприемлеши завет Мой усты твоими?»

Т.е. языком, устами хватаешься за Мои слова.

17 а сам ненавидишь наставление Мое и слова Мои бросаешь за себя?

Т.е. как обглоданные кости кидаешь за спину: не нужно это нечто. Вроде бы проповедуешь всё правильно, уставы Мои говоришь, да: «Берешь завет Мой в уста твои, носишь на языке Моё слово, а сам ненавидишь наставление Моё, и слова Мои бросаешь за себя». Дальше идёт перечисление, какие вещи делает грешник, который пренебрегает законом Господним.

18 когда видишь вора, сходишься с ним, и с прелюбодеями сообщаешься;

19 уста твои открываешь на злословие, и язык твой сплетает коварство;

20 сидишь и говоришь на брата твоего, на сына матери твоей клевещешь;

Шесть. Это обращено ко всякому человеку, в т.ч. и к нам с вами, и говорится о том, что принимать слово Божие как эталон, но не исполнять его, весьма опасно. Очень совпадает по смыслу сказанное в 49-м псалме со словами апостола Павла в Послании к Римлянам, где он говорит иудею: «Ты хвалишься, что у тебя есть вера, ты почиваешь на законе, и ты хвалишься, что ты разумеешь лучше, и умеешь различать грех и праведность, но как же ты, уча других не прелюбодействовать, прелюбодействуешь; уча других не красть, святотатствуешь; уча одному, делаешь другое? Что это такое, вообще?» Как бы, научи себя сначала, потом научишь других. Вот такая жёсткая и совершенно справедливая тема, никуда от неё не денешься, мы её здесь слышим. Ещё раз перечислим грехи, которые Господь повторяет, потому что здесь грехи самые распространённые: «Когда видишь вора, сходишься с ним». Вор бывает разный: есть вор, который крадёт ведро картошки, и вор, который крадёт целую железную дорогу. Чтобы сойтись с вором, не нужно идти в шалман и там при тусклом свете настольных светильников, под табачный дым вспоминать, как:«раз пошли на дело, я и Рабинович», как в этих песенках поётся. Совсем не обязательно. Можно в галстуке и в пиджаке прийти в серьёзный офис, где будет сидеть такой же серьёзный человек в галстуке и в пиджаке: сели, раскидали пару каких-то преступных, злодейских схем, как, например, вытащить пару миллиардов из бюджета. Нормально всё: попили чайку, поговорили, всё решили, сделали, подписали бумаги. Вот и всё, вот и приехали. Как говорил святой Косьма Италийский: «Это раньше разбойники одевались в шкуры и жили в горах, но будет время, когда разбойники будут ходить в дорогой одежде по центральным улицам городов и никуда не прятаться». Это бандитская эстетика такая. Сколько Голливуд пота пролил, предоставляя нам пленительные образы ворья, которые воруют — и это сходит им с рук. «…И с прелюбодеями сообщаешься». Прелюбодей прелюбодея замечает издалека: «Ты куда идёшь?» — «Я туда». — «А что там?» — «А там это». — «Ух ты!» — «А я с вами могу?» — «Конечно, можешь. Деньги есть?» — «Есть». — «Пошли». Вот, приехали: с прелюбодеями сообщаешься. Вроде верующий же… Ну, верующий, и что, жизнь такая… Вот, написано про нас, братья и сестры. Кого это касается, пусть просигнализирует себе в совести и имеет в виду: «Уста твои открываешь на злословие, и язык твой сплетает коварство».

20 сидишь и говоришь на брата твоего, на сына матери твоей клевещешь;

21 ты это делал, и Я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты…

Раз Бог молчит, я делаю — Он молчит, значит: «Да, наверное, Ему всё равно. А, может, Ему это тоже нравится? А может, вообще, ничего страшного?» Всякие мысли могут родиться. У малых пророков часто повторяется одна и та же мысль. Мы с вами говорили как-то раз в эфире, читая малых пророков, — что люди говорят: «Да ничего страшного нет. Вон гляньте на грешников, как они беззаконничают, раздражают Бога и живут, и Господь их не трогает, и всё у них получается. А мы Богу служим — работы много, толку мало, и ничего у нас не получается». Потом догадка возникает: «А, может быть, так и надо жить, как беззаконники живут? Не так, как мы, болваны: пытаемся что-то хорошее, а у нас ничего не получается. А, может вот, так надо жить, как они? Они творят, что хотят, на самом деле. А потом на голубом глазу приходят в тот же храм, и всё им сходит с рук». И когда всё это происходит и умножается, у людей возникает куча соблазнов и сомнений: «Что такое? Может, так и надо?» Что надо? Вот слово Божие говорит:

21 ты это делал, и Я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты. Изобличу тебя и представлю пред глаза твои грехи твои.

Т.е. Я тебя обнажу, сорву с тебя покрывала, покажу наготу твою, и потом покажу глазам твоим твои же собственные грехи. Ты сам увидишь, кто ты. Вот, Борис Абрамович Березовский принял православное крещение. Я не знаю, что в душе у него творилось, но по крещению он был православным. Богу всякая душа дорога, мир ему в том мире, куда он ушёл, если это возможно. Но когда он творил, что хотел, только что парад на Красной площади не принимал, то, наверное, многие думали: «Глянь, чего творит. А что, вообще? Как это, вообще?» Но вот наступило время, перевернулась пара страниц исторических, по другому карты легли: как-то в ванне с полотенцем на шее, задушили, захлебнулся, — не знаю, что там произошло, никто не узнает, — и всё. Где деньги, где власть над миром, где эта феерическая наглость? Нет ничего. А кто думал ещё лет пятнадцать назад, что человек столь дерзко гениальный, столь нагло грешный и столь бесстрашно бесстыжий, гениальный бесстыдник, что он так, в ванне, с асфиксией, закончит свою жизнь? Господи, Иисусе Христе, помилуй нас. Вот и всё. «Ты это делал, и Я молчал; ты подумал, в конце концов, что Я такой же, как ты. Да ничего подобного. Изобличу тебя и представлю пред глаза твои грехи твои».

Дальше тоже про всех нас.

22 Уразумейте это, забывающие Бога, дабы Я не восхитил (т.е. не вырвал душу, как редиску с грядки. — о. Андрей), — и не будет избавляющего.

Вы понимаете, что значит «восхитил»? Вот, всё хорошо, потом — бац — уже нехорошо и ничего не вернёшь. Бедный Шумахер катается на своих болидах под восторги всего человечества, законно зарабатывает большие деньги, потому что в него влюблены миллионы любителей спорта, потом на отдыхе становится на лыжи и никак не может встать после этих лыж. Вот ни с того, ни с сего, на ровном месте… Ходил по краю всё время человек, смотрел смерти в глаза, наверное, очень много раз, потому что, по сути, спорт-то такой, на грани. Потом просто решил на отдыхе на лыжах покататься, и всё. Это только известные люди, мы о них можем говорить, потому что они известны. А ведь такое происходит постоянно с теми, которых никто не знает, они только Одному Богу известны. «Вот вырву тебя за волосы из земли, как картошку за ботву, и никто не избавит». Т.е. псалом — предупреждение.

22 Уразумейте это, забывающие Бога, дабы Я не восхитил, — и не будет избавляющего.

Последний стих напоминает нам о том, что Бога нужно хвалить.

23 Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня, и кто наблюдает за путем своим, тому явлю Я спасение Божие».

«Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня…» На рассвете нужно приучить себя хвалить Бога за сияние нового дня. На закате нужно хвалить Бога за погасание уходящего дня, как и поётся на самом деле: «Свете тихий святые славы, Безсмертнаго Отца Небеснаго, Святаго Блаженнаго Иисусе Христе. Пришедше на запад солнца, видевшие свет вечерний, поем Отца, Сына и Святаго Духа, Бога». А утром: «Слава Тебе, показавшему нам свет!» А ещё утром: «Благо есть исповедатися Господеви, и пети имени Твоему, Вышний: возвещати заутра милость Твою и истину Твою на всяку нощь…» Из всех молитв, может быть — первое, что стóит учить наизусть после «Отче наш» и «Богородице», это «Великое славословие»: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя, кланяем Ти ся, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея». И там каждый раз есть меняющиеся прибавочки: «На всяк день благословлю Тя», «На всяку ночь благословлю Тя», «На всяк вечер благословлю Тя». В зависимости от того, когда ты читаешь это, там в конце говорят: «На всяку ночь благословлю Тя и восхвалю имя Твое во веки, и в век века». Вот: «Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня…» Говорит: «Если Я отец, то где почтение ко Мне? И если Я царь, то где страх предо Мною?» Чтите Бога. Богочтец — тот, кто хвалит Его, кто наблюдает за ногой своей, за путём своим. Т.е. смотрите, как опасно ходите. Куда идёшь? «Яко весть Господь путь праведных, и путь нечестивых погибнет». Т.е. «Кто наблюдает за путём своим, тому явлю Я спасение Божие». Это псалом 49-й.

Теперь для домашнего задания. Берёте Библию на русском языке, а можно и на славянском — неважно, открываете 49-й псалом, прочитываете его внимательно, слово за словом, как прожёвываете, промалываете на мельнице своего ума, а потом сразу влёт, нераздельно, переходите к псалму, который вам хорошо известен — псалом 50-й. И читаете его уже совершенно с другим чувством: «Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей…» Псалмы ведь эстафету передают от одного к другому. А потом так же можете делать и с 90-м и 89-м: прочтёте 89-й, а потом сразу влёт заходите на вираж, на 90-й. Вам будет интересно читать псалмы, вам будет интересно молиться. Ваш ум, ваше сердце будет работать, ваша душа будет исполняться страха Божиего, ваша жизнь неизбежно будет меняться, вы будете двигаться от заезженных и накатанных путей к путям новым и неизведанным. Вот таково моё сегодня к вам послание, братья и сестры, примите его от сердца к сердцу, потому что я ничего злого вам не хочу.

Христос Воскресе! Отец Андрей, Вы однажды сказали про богатство неправедное, это «Приобретайте себе друзей богатством неправедным» (Лк.16, 1-9). И потом, через два-три дня другой священник говорит: «Ну, нельзя же ведь в церковь приносить это богатство».

—Из одной и той же ситуации может быть несколько выходов, и каждый из них может быть правильным. Если кто-нибудь скажет: «Вот это в церковь не несите, потому что оно с грехом заработано», — он может быть прав и за это получит благословение от Бога. Но есть и другие пути, если уж мы про это заговорили. Из истории епископа Нонна Гелиопольского: блудница, принесшая к нему огромное количество нажитых блудом золотых вещей, жемчужин, дорогих одежд и украшений, спросила: «Куда мне это выбросить? Сжечь, что ли, это всё?» Он ответил: «Сжигать не надо. Пусть будет хорошо потрачено то, что плохо заработано». Плохо заработанное можно хорошо потратить. Поэтому и здесь тоже есть путь. Путей всегда несколько, может быть не всегда, но часто.

Здравствуйте, отец Андрей. Филиппа благословите, пожалуйста, именем Христовым. Дайте, пожалуйста, совет или напутствие. Мне тридцать лет, живу за рубежом, есть круг общения, человек двадцать — но все невоцерковлённые, неверующие. Когда приезжаю в Украину к родителям, иду в церковь, там ближайший по возрасту — лет на пятнадцать-двадцать старше. В посёлке живут пять тысяч человек, на службу ходят человек сорок, с ближайшими по возрасту разница десять-пятнадцать лет. И когда жена в жизненной оппозиции, и ты вроде себя чувствуешь православным, но ощущаешь, как у Селлинджера «над пропастью во ржи», «вечная весна в одиночной камере»… Тяжко, уже начинаешь унывать, когда не с кем пообщаться. Если можете, скажите пару слов в поддержку, спасибо.

—Вы похожи на человека, сидящего в комфортабельной европейской тюрьме. Ясно, что наши тюрьмы и европейские очень разные, но тюрьма всё равно тюрьма. Можно оказаться в такой ситуации, где асфальт- как стекло, где тротуары моют шампунем, и в каждом аккуратном домике в окнах стоят горшки с цветами, все друг другу улыбаются, а всё равно — тюрьма. Вы находитесь в такой духовной тюрьме. Что нужно делать? Во-первых – надо спасаться той техникой, которую придумали люди. Которая облегчает нам сумасшедшую жизнь в сумасшедшем доме — всеми музыкальными, информационными ресурсами, которые дают пищу вашей душе и дают вам отдохновение. Необязательно сидеть дома, можно ехать на велосипеде и слушать через наушники по радио какую-то приятную вещь. А вообще-то, ваша цель должна быть христианская вера, Иисус Христос. Господь должен быть для вас таким же необходимым, как вода для рыбы, но таким же, одновременно, и естественным. Чтобы вера ушла в ваше сердце так глубоко, так плотно осела на дно вашего сердца, чтобы Вы умели о Господе говорить, когда надо, но умели больше о Господе молчать. Потому что, чтобы вы жили Христом- говорить не с кем. Как у Тютчева написано: «Взрывая, возмутишь ключи, — Питайся ими — и молчи». Так бывает часто. В советское время была целая плеяда или целая когорта, скажем, тайных христиан. Были тайные монахини; монахи, которые работали в научных лабораториях, искусствоведами, архивариусами, преподавателями, лекции читали на кафедрах. О них никто и предположить не мог, что это люди глубокой молитвенной жизни, что Христос для них — цель жизни и главное сокровище. Они были интеллигентные, малоразговорчивые, приветливые, учтивые, но чувствовалось, что у них есть за душой особенное, чего нет у других, но чего никто не мог себе представить. Это могли быть скрипачи или пианисты, это могли быть такие, как пианистка Юдина, или философ, профессор Лосев. Таких людей было много. Относительно, конечно, их всегда было мало, это сокровище, но, в принципе, их было не мало. И я думаю, что в этом целлулоидно-причёсанном обществе, в котором всё святое всем «до лампочки», нужно быть похожим на этих гигантов,  этих последних могикан, на этих людей, у которых Христос живёт глубоко-глубоко в сердце. Они умеют молчать о Господе и не рассыпаться бисером перед людьми, не тратить лишние слова на лишние разговоры. Вам придётся к этому стремиться, как и всем христианам в цивилизованно-безбожном мире придётся стремиться к этому рано или поздно. Чем цивилизованнее и безбожнее будет мир, в котором нам предстоит жить или в котором мы уже живём — тем больше нам нужно будет уметь молчать о Христе и жить Христом. Т.е., пока можно говорить — нужно говорить. Подумайте над моим советом, дорогой брат, и Христос опустится глубже в ваше сердце, чтобы вы жили Им, а жена об этом не догадывалась.

— Христос Воскресе! Благословите, р.Б. Галина. Мой вопрос касается 50-го псалма, мы его каждый день читаем. Я недавно случайно прочитала у Феофилакта Болгарского про слова «яко да оправдишися во словесех Твоих». Я всю жизнь читала и думала, что это мы оправдаемся, а он пишет, что Бог хочет оправдаться за то, что Он Давиду разрешил совершить грех.

— Да ничего подобного нет. «Тебе Единому согреших, и лукавое пред Тобою сотворих, яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши…» — это значит: Ты оправдаешься в суде Твоём: я Тебе согрешил, и Ты будешь праведный в суде Твоём, Ты будешь праведный в приговоре Твоём. Т.е. «оправдишися во словесех Твоих». Если Ты войдешь со мною в суд, если Ты будешь меня судить, то на этом суде Ты оправдаешься в словесех Твоих, ибо я согрешил, я лукавое пред Тобою сотворил. Т.е. Ты будешь праведен в суде Твоём, и правда будет на Твоей стороне. Вот что означают эти слова. Когда мы будем судиться, и если мы будем судиться, Ты будешь прав, а неправда моя будет на мне. Я пред Тобою лукавое сотворил, а Ты — праведный. Не побрезгуйте почитать русский перевод, потому что множество вещей непонятно из-за перевода, из-за того, что мы же не мыслим по-церковнославянски, мы мыслим по-русски. А на русский язык Библия переведена святым человеком при Филарете Дроздове, были подняты огромные труды по переводу. Просто поинтересуйтесь смыслом непонятных слов, найдите параллельное место в русском переводе синодального библейского издания, и там многие вопросы снимутся.

Отец Андрей, добрый вечер. Раб Божий Евгений, благословите. Из книги Бытие: «И пошел Каин от лица Господня и поселился в земле Нод…» Что за земля Нод? Про неё ничего не сказано. Откуда она взялась, как Каин мог в такой земле поселиться?

— В свете духовного размышления, которое нам даровано Новым Заветом, мы понимаем, что Каин отвернул своё сердце от Господа. Потому что, чтобы от Господа уйти, не нужно никуда уходить. Перемещение в пространстве не вменяется в обязанность человеку, который уходит от Господа. Он может сидеть на месте и отвернуться от Лица Господня. Вот Каин отвернул своё лицо от Лица Господня и пошёл в противоположную сторону, как блудный сын. От Бога же никуда не убежишь, и блудный сын мог никуда не ходить, он мог на месте всеми грехами разбогатеть. А что касается земли Нод, то нужно иметь справочную литературу, нужно поинтересоваться переводом. Я уверен, что там символический, какой-то очень многозначительный перевод, что означает эта земля. Скажем, — я фантазирую сейчас на ходу, я не знаю точно, что значит, — например, опустошение или сухость или безводность. Эта земля должна символизировать нечто, ибо Каин ушёл от Бога не ногами, а сердцем, и поселился в некой земле, и стал возделывать её и строить свою цивилизацию. Стóит взять библейский словарь топонимов, раз есть жажда буквальных глубоких знаний, и поинтересоваться, что это за земля Нод, что означает слово «Нод» в библейском оригинале на еврейском языке. Спасибо за вопрос, надо и мне этим поинтересоваться.

— Благословите, батюшка. Христос Воскресе! Хотелось бы услышать ваше суждение: что такое «православный фанатизм»? Например, есть религиозный фанатизм. Есть ещё люди — фанаты, скажем, Владимира Высоцкого. Что бы это могло значить?

— Я такого термина не слышал, честно говоря, но слово «фанатик» происходит от слова «танатос» — смертник — готовый умереть за свои идеи и убеждения. В каком-то смысле, наш мученик — он фанатик, он готов умереть. Такой термин в быту отсутствует, насколько мне известно, по крайней мере, я его пока не встречал, но если вдруг кто-то будет этим термином оперировать, то, я думаю, у него может быть два смысла. Первое: это человек, который исповедует православную веру и, например, стремится к тому, чтобы в окружающей жизни восторжествовала некая реальность, которую он считает единственно правильной. И за это он готов воевать, ругаться, может быть драться, и может умереть. Во втором смысле: это человек, который имеет свои православные убеждения и готов исповедовать их, даже если ему угрожает смертельная опасность. В этом смысле он уже не фанатик даже, это будет «мартирос» — свидетель. Так бы я ответил.

Вопрос в связи с сегодняшним прочтением псалма 49, о том, что желательно хвалить Бога словами, а не приносить какие-то жертвы кровяные и прочее. Вот Каин принёс пшеницу, а Авель — кровяную жертву. Непонятно: Авель убил животное…

— Я понял ваш вопрос. Вы просто отматываете историю в другую сторону и пытаетесь смотреть на историю Каина и Авеля с точки зрения морали, которая высказана при Давиде. На многотысячелетнюю седую древность вы смотрите глазами Псалмопевца, да ещё и в новозаветном понимании. Так нельзя. Вот уже только к моменту царя Давида люди начали понимать потихоньку, — а если бы они не начали понимать, Бог бы не подтвердил это Своим откровением, — что жертва — это ещё не всё. То, что жертва нужна, она хороша, она Богом приказана для принесения — это не обсуждалось. Но они понимали, что этого ещё мало, что сердце чистое, уста благодарные, мысли светлые — это более всего нужно. Вы сейчас пытаетесь на основании 49-го псалма оценить поведение первых сыновей Адама и Евы, таким образом, навязывая им ту мораль, которой у них ещё быть не могло. Это методологическая ошибка, так нельзя размышлять. Нельзя, например, с точки зрения Евангелия оценивать поведение Давида. Он был многожёнец, много раз убивал людей, но он был пророком, он был милостивым человеком. Был справедливый, милостивый, набожный, молящийся, имел открытое сердце к принятию пророчеств. С точки зрения Евангелия — он жуткий грешник, с точки зрения старозаветной морали — он праведный царь. Поэтому здесь не мешайте одно с другим. Я надеюсь, что вы поняли, о чём я говорю. А что касается ещё одного, то в отношении Каина и Авеля вопрос принятия и непринятия жертвы вообще никак не относится к тому, кто что приносил. Если бы Каин тоже приносил ягнят, то его жертва тоже была бы не принята. Если бы Авель приносил вместо Каина сноп пшеницы или ячменя, он был бы так же принят, как был принят изначально. Почему? Златоуст говорит, что призрел Господь на Авеля и дар его, а на Каина и на дар его не призрел. Златоуст отмечает: смотри, возлюбленный, Авеля ставит сначала, а потом жертву: призрел на Авеля, потом на жертву. Бог смотрел не на приносимое, а на сердце приносящего, и сердце Авеля было мило Богу, Он принял от его рук, от его сердца это ягня, которое символически означало будущую Христову жертву. А на Каина и на жертву его не призрел. Как бы ни был ячмень хорош, как бы ни было лучше сжигать в честь Бога колосья, а не резать глотку живому животному, сердце Каина было такое, что что бы он в жертву ни принёс, — хоть золотые горы, хоть тонну фимиама, — эта жертва Богу была бы неприятна, потому что сердце приносящего Ему не угодно. Вот о чём идёт речь. Но в целом, вопрос важный. Я думаю, что кто-то из слушающих нас, узрит для себя какую-то полезную мысль.

Христос Воскресе! — «Воистину Воскресе!» — сказали вы, и душа моя это услышала. До следующих встреч.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации