2424 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Лазарева суббота [03.04.2015]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 03.04.2015 21:00

Здравствуйте, братья и сестры. В прямом эфире протоиерей Андрей Ткачёв.

            Наша тема заявлена днём сегодняшним: это суббота Лазарева — воскрешение Иисусом Христом Лазаря. Мы почитаем Евангелие от Иоанна, 11-ю и 12-ю главы, ну и попытаемся связать их с некоторыми словами, сказанными Христом заранее.

Итак, Лазарь был болен. Христос знал его болезни, не спешил его исцелять, не спешил туда, где он болел. И потом, когда уже знал, что Лазарь умер, Господь Христос говорит ученикам Своим: «Друг наш уснул, Я иду разбудить его». Ученики говорят: «Господи, если уснул, то выздоровеет». Иисус говорил о смерти его, а они думали, что об обыкновенном сне. Христос намеренно медлит на месте, поскольку прежние воскресения, которые Он совершил, были совершены в тот же день, когда человек умер. Сын наинской вдовицы был воскрешён в день погребения, а день погребения у евреев — это день смерти. Его несли уже на погребение, — он сегодня умер, сегодня его и хоронят, — Христос поспешил туда, остановил процессию, сказал: «Юноша, тебе говорю: встань». Так же и дочка начальника синагоги Иаира: она только что умерла, Христос пришёл и говорит: «Девица не умерла, но спит». Все ругались на Него, усмехались, зная, что она умерла, но Он взял её за руку и сказал: «Девица, тебе говорю: встань (Талифа-куми)». Она поднимается. Здесь же Христос намеренно делает большую паузу для того, чтобы прийти к четверодневному мёртвому человеку, чтобы доказать Свою власть над смертью не только в день смерти, но и потом, когда уже смерть разъедает человека. В этом смысле уместно будет вспомнить тропарь Праздника: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Тем же и мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе, Победителю смерти, вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне!» Христос возвещает общее воскресение прежде Своей смерти, Он показывает до Своей собственной смерти, что может воскресить человека, которого уже разъедает гниль, поедает тление. Он вместе с учениками идёт в Вифанию, причём это было опасное путешествие, потому что иудеи хотели Его убить. И Фома, решаясь идти с Христом, говорит: «Пойдём и мы умрём с Ним». Мы в прошлый раз говорили о том, что это касается не Лазаря, а Христа, потому что евреи много раз хватались за камни, чтобы убить Христа. Вифания была недалека от Иерусалима, стадиях в пятнадцати. Это примерно три километра, если за стадий брать греческий стадий. Многие из иудеев пришли к Марии и Марфе, утешать их в печали по брату их. Вспоминаем Евангелие о пребывании Христа в доме Марфы и Марии: Марфа занимается хозяйством и готовит угощение Иисусу, а Мария, младшая сестра, при ногах сидит и слушает слово Его. И там диалог такой, что Марфа обижается на Марию. Христос говорит, что Мария благую часть избрала, это не отнимется от неё, а ты «печешися и молвиши о мнозе». Первой к гробу своего брата пришла Марфа, по дороге к гробу повстречала Христа и говорит Иисусу: «Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». Заметим эти слова, потому что мы потом ещё раз их прочитаем, уже сказанные Марией.

21 …Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.

22 Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог.

Они между собою, над мёртвым сидя, и потом похоронив его, совещались, — а Христос был у них гостем; знали, что слова жизни исходят из уст Его; знали, сколько Он больных исцелил, сколько совершил разных знамений и чудес; думали, что если был бы здесь Господь наш Иисус, то конечно бы наш брат жил.

22 Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог.

23 Иисус говорит ей: воскреснет брат твой.

24 Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день.

Заметьте себе эти слова, потому что общая вера иудеев, равно как и всех христиан, равно как, кстати, и всех мусульман — это то, что будет Судный День — День стояния, так называемый, или Великий День Суда, — в разных традициях он по-разному называется, — когда мёртвые поднимутся из гробов, станут перед Господом своим и будут держать ответ за прожитую жизнь, за помыслы, дела и слова. Мы, христиане, веруем в это, веруют в это также и все авраамические религии. Но в чём разница между нами и ими? Разница в том, что дальше пишется:

25 Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь…

Т.е. мы знаем, Кто воскресит мёртвых — Христос; мы знаем, Кто будет судить мёртвых — Христос; мы знаем о том, Кто Судья и Кто Воскреситель. Вот в этом очень большая разница.

25 …Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет.

Умрёт, но оживёт.

26 И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек…

Это Он и раньше говорил в Своих беседах с учениками и множеством слушающих Его, что верующий в Него на Суд не придёт, но перейдёт от смерти в жизнь. Это учение Иисуса Христа о неком воскресении до смерти: что тело ещё не умерло, а душа уже должна ожить для вечной жизни. Т.е. «Всякий, верующий в Меня, не умрёт, но будет иметь жизнь вечную».

26 …Веришь ли сему?

27 Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.

После этого Марфа зовёт Марию, сестру свою, передавая ей через неких посланных, что Учитель здесь и зовёт её. Мария находится дома, плачет, вокруг неё много иудеев, тоже плачущих. Она слышит, что Христос пришёл, что Учитель здесь и зовёт её, она поспешно встаёт и бежит к Нему. А Христос находится на границе селения, куда Он подошёл, но ещё до гроба не дошёл. И иудеи, которые пришли плакать с ней вместе, поднимаются и бегут за ней тоже, бегут туда, куда бежит она, а она бежит к Иисусу, к Учителю, который зовёт её.

32 Мария же, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.

Мария, точь-в-точь, слово в слово, повторяет слова, которые Марфа раньше сказала: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». И та, и та, говорят одно и то же. Очевидно, они между собою, сёстры родные, потерявши брата, согласились и сказали друг другу эту фразу: «Ты знаешь, — сказала одна другой, — если бы был здесь Господь наш и Учитель Иисус, то не умер бы брат наш. Скольких Он поднял, скольких исцелил». И они, не сговариваясь, повторяют одну и ту же фразу: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой».

33 Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился

Множество чувств теснились в сердце Господа Иисуса Христа, Он Сам знал, что идёт умирать, скоро Ему придётся умирать. Он знал, что совершается написанное, что Он идёт по написанному. Потом, Он видел на сколько грех опозорил человека, — Он-то Сам в Себе греха не имеет, — на сколько грех мучает человека, в гроб сводит его, терзает его, позорит и смердеть заставляет. И Ему было больно видеть плачущих людей и эту толпу скорбящую, и Он восскорбел духом и возмутился.

34 и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри.

35 Иисус прослезился.

Это, пожалуй, единственное открытое текстовое упоминание о том, что Христос плакал нашими слезами. Есть ещё Гефсиманская молитва со слезами до кровавого пота, есть ещё многие слова о Его гневе или негодовании, удивлении, — Он удивлялся, негодовал, смотрел с гневом, — и Его эмоции нам Евангелие скупо, но передаёт. Вот такое открытое упоминание — единственное.

36 Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его.

37 А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?

38 Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.

39 Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе.

Вот этот трупный смрад — кошмарный. Обонять ноздрями своими вонь от тела человека, близкого тебе и любимого — это труднопереносимо. Вообще, трупный смрад — это мистика, это не просто запах, это запах смерти.

40 Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?

41 Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня.

42 Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.

Здесь, дорогие христиане, заметьте себе, был некий внутренний диалог Иисуса Христа с Отцом, в ответ на который Отец сказал, что всё, что Сын попросит, Он сделает. И только после этого — а этого мы не слышим и не видим, это как Моисей молча молится Богу, а Отец с неба говорит: «Что ты вопишь ко Мне?» — Иисус возводит очи к небу и молится, а потом говорит вслух: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня». Очевидно, была молитва о воскрешении Лазаря, было некое сердечное собеседование с Отцом о том, что должно сейчас быть, а только после этого вслух говорится: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня». Сын и Отец — Одно, Они делают вместе то, что делают.

42 Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня.

Вслух сказанные слова — это печать некоего внутреннего тайного собеседования с Отцом.

43 Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.

44 И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком…

Тут мы вернёмся немножко раньше, в 5-ю главу Евангелия, где Христос говорит слово о будущем воскресении и, в частности, говорит следующее:

25 Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мертвые услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут.

«…Услышат глас Сына Божия и, услышав, оживут». — Вот Лазарь услышал голос Сына Божия: «Лазарь! иди вон». Услышал и ожил. Христос заранее сказал об этом, и на Лазаре показал Свою силу. Дальше читаем 5-ю главу:

26 Ибо, как Отец имеет жизнь в Самом Себе, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе.

27 И дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий.

28 Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия;

29 и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения.

Итак, все услышат голос Сына Божия, все поднимутся из гробов, Господь всем скажет: «Выходите из гробов ваших». Как Иезекииль пишет, Господь через Иезекииля говорит: «Я выведу вас из гробов ваших». Вот мы видим на Лазаре, Кто же нас из гробов наших выведет — Иисус.

Вернёмся ещё раз к тропарю праздника: «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже». Речь идёт о всеобщем воскресении, но пока мест Христос всего лишь показывает Свою силу и говорит нам: «Вот Тот, Кто вас выведет — Я вас выведу из гробов ваших. Лазарь! иди вон». Это начаток умерших, начаток силы Господней, начаток славы Божией, начаток того, чтобы мы понимали, что во Христе есть воскресение, во Христе есть победа над смертью. До Своей собственной смерти Он говорит: «Я вас воскрешу». И когда убьют Его, Он воскреснет силою Своею, силою Отца и силою Своею, это сила одна и та же. У Них одна сила, одна премудрость, Одно Божество. Итак, 5-я глава здесь очень сильно сочетается с прочитанным, с тем, что Лазарь поднимается из гроба.

Кроме этого можно вспомнить о следующем. В начале мира Господь говорит: «Да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя, дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле». И послушавши Господа, земля начала плодить из себя семена, траву, злаки, дерева и т.д. Какая связь между Лазарем, землёй и творением мира? Человек похож на зерно, и Бог есть Тот, Кто даёт зерну ожить в земле, когда зерно умирает. Т.е. колос роняет свои зёрна; из умершего, погибающего зерна вырастает ещё один колос: зерно даёт жизнь новым и новым колоскам и новым и новым зёрнам. И апостол Павел говорит, что как зерно, сеемое в землю, не есть тело будущего, но лишь зачаток будущего, и потом вырастает из него колос по роду своему, так и человек: сеется в немощи, восстанет в силе; сеется тело душевное, восстанется тело духовное. Павел сравнивает посев и жатву с воскресением мёртвых. И Тот Бог, Который мир сотворил и дал ему законы сеяния и жатвы, Тот же Бог поднимет людей из гробов их, как Он поднимает каждую весну зёрна из земли в виде колосьев. Это всё — дело Одного и Того же Бога, всё — Его премудрость, всё — Его власть, всё — Его сила. И вот Имя Его, Того, Кто творит это — Иисус Христос. «Лазарь! иди вон», — говорит Он, и поднимается умерший. Господь говорит зерну: «Расти». — И растёт зерно, вырастает колос. Господь говорит мёртвому: «Поднимись». — И мёртвый поднимется. Господь всем скажет в конце времён: «Поднимайтесь из гробов ваших». — И все поднимутся. Как вышел Лазарь, вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лицо его было обвязано платком. Обвязывание покойника по иудейской традиции очень похоже на превращение человека в некое подобие куколки, в которую сворачивается гусеница, заползая на ветку. А потом, из этой куколки, замотанной как младенец спелёнутый, выпархивает бабочка. Это метаморфозис такой интересный, который говорит нам о том, что то, что ползает, будет летать: не красивое, мохнатое, ползучее — потом станет крылатым, пёстрым и порхающим. Господь превращает гусениц в бабочек, но прежде этого даёт гусенице свернуться клубком и превратиться в некое подобие спелёнутого ребёнка или связанного пеленами трупа, и из этого трупа потом выпархивает живое, крылатое, красивое существо. Это есть живой образ, живой символ. Так связывали и покойников, по рукам и ногам. И вот после возгласа Господа Иисуса Христа вышел умерший, к ужасу видящих его. А к этому времени возле гроба людей было много. Ну и там уже можно только додумывать, дофантазировать, что они почувствовали, что они в это время испытали, как отнеслись ко всему этому. Да и сам Лазарь семенил связанными ногами — выходил человек, носящий на себе уже явные признаки разложения. Лазарь ожил, опять вернулся к жизни. Потом мы почитаем о том, как он возлежал и ел с Иисусом, а это вообще удивительно.

            Возвращаемся к 11-й главе.

44 …Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.

45 Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него.

46 А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус.

Вот здесь, дорогие христиане, пик дел Господних: если такая власть у Христа, если Он такое делает, если это Ему несложно сделать, то нужно либо поклониться Ему, либо убить Его. А какие ещё варианты?

47 Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит.

48 Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне…

Почему придут римляне? Да потому что люди уверуют в Миссию, поднимут бунт и скажут: «Теперь Миссия пришёл, чего мы ещё будем слушаться язычников? И не будем подчиняться им». А римская власть крепка, и они узнав, что начинается религиозный мятеж, обнажат мечи свои и начнут истребление народа. Такова логика.

48 …и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом.

Они боятся, что весь народ истребится, если все вдруг поверуют в Иисуса.

49 Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете,

50 и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб.

Он говорит, что лучше Одному Иисусу умереть, чем всему народу погибнуть: народ пусть живёт, а Иисус пусть умрёт.

51 Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ,

52 и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино.

Здесь мы имеем перед собою пример пророчества грешника. Валаам пророчествовал на Израиля: его позвали проклясть, а он благословлял. Аэндорская волшебница вызвала Самуила из преисподней: Самуил говорил правду Божию Саулу. Кайафа пророчествует… Для того, чтобы пророчествовать, — а мы так любим пророчества, так увлекаемся всякими прорицаниями, — не нужно быть святым человеком. Иногда грешный человек говорит правду Божию наперёд, сам не зная, что говорит. Иногда и ослица говорит правду Божию: Валаам бил её, она говорила: «Что ты бьёшь меня?» Она видела ангела, запрещавшего идти дальше, а Валаам этого не видел. Итак, не будем увлекаться пророчествовами, особенно всякими прорицаниями, угадываниями будущего, потому что это не есть дело Божиих людей. Прорицание может даваться и грешному человеку, но оно, конечно, пользы ему не приносит. И заметьте, я вам когда-то говорил в передаче, что признаки пришествия Миссии — это: восставит храм, соберёт народ, исцелит сердце. Это самые главные три признака истинного Миссии. Всех людей, весь народ Божий Израиля соберёт воедино, храм воссоздаст и исцелит сердце. Христос всё это сделал. Он собрал весь народ Божий воедино, вот здесь мы читаем:

51 …Иисус умрет за народ,

52 и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино.

Он будет умирать за всех людей мира, чтобы те, кто поверует в Имя Его, жизнь имели во Имя Его и собрались воедино в одном духе. Он восстановит храм, Он это сделал уже — Он воскрес из мёртвых. Говорит: «Разрушьте храм сей, Я в три дня воссоздам его». И когда Он воскрес, то воскресение Христово было настоящим воссозданием разрушенного храма, храма тела Христова. Воскресение Христа — это и есть воссоздание храма. Ну и Христос, конечно, исцеляет сердце, поэтому все главные признаки миссианства на Христе сходятся и на Христе исполняются. Но что интересно:

53 С этого дня положили убить Его.

Вот именно с этого дня положили убить Иисуса Христа. Надо убивать Его, потому что ничего не сделаешь, Он слишком силён.

54 Посему Иисус уже не ходил явно между Иудеями, а пошел оттуда в страну близ пустыни, в город, называемый Ефраим, и там оставался с учениками Своими.

            12-я глава.

1 За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых.

2 Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним.

Удивительно, вчерашний труп сегодня лежит за трапезой и ест: вчера вонял, сегодня ест; вчера смерть его ела, сегодня он ест хлеб. Лазарь был живой проповедью: любой человек, видевший Лазаря, мог спросить у него: «Это ты умер?» «Да». «Это ты четыре дня лежал во гробе?» «Да». «Это ты смердел?» «Я». «Это тебя Христос воскресил?» «Меня». Ему не нужно было даже ничего говорить, это все знали, это все видели, это всё было открыто перед сотнями людей, которые всё это знали. Лазарь был живой проповедью, поэтому решили и Лазаря тоже убить, живой свидетель должен был умереть. Вообще, очень важно, что человек может проповедовать двояко. Он может проповедовать словами: объясняя, назидая, пророчествуя, убеждая, доказывая. А может просто жить: вот он, смотрите на него, это он, тот, который там был. И всё это — проповедь. Бесноватый, который бился об стены, бесы, вышедшие из которого, вошли в свиней, и свиньи потонули в море — тот бесноватый хотел за Христом ходить, но Христос сказал ему, чтобы он шёл туда, откуда сам родом, чтобы пришёл в своё собственное селение и там находился. А зачем? Затем, чтобы любой мог спросить у него: «Это ты бесновался?» — «Я». — «Ты на цепи сидел?» — «Я». — «Это ты об стены бился и орал так, что нельзя было пройти мимо от страха?» — «Я». «И что же было? Кто тебя исцелил, Христос что ли?» — «Христос». — «А те бесы, что тебя мучили, где?» — «В свиней вошли». Вот всё, больше ничего не нужно. Вот моя жизнь, и я — проповедник. Я могу не читать ничего особенно умного, ничего особенного не говорить, просто где бы я не появился… «А, гляньте на него, это тот бесноватый»… «Это тот Лазарь воскресший». — «А, ух ты! Ничего себе… Вот какой сильный Христос!» Вот живая проповедь. Поэтому живую проповедь нужно уничтожить, живые носители истины должны быть истреблены с земли. Так считают враги истины. И они договариваются об этом убиении, поэтому они положили не только Христа убить, но также и Лазаря. И потом, когда Христос пришёл в Иерусалим, когда Он сел на ослёнка, когда люди начали снимать одежды под ноги этому животному, постилать, резать ветви с пальм и махать Ему ветвями пальмы, всеми этими финиками, ваими — они собрались в основном, чтобы посмотреть на Того, Который воскресил Лазаря. Воскрешение Лазаря было движущим моментом для того, чтобы народ собрался и пошёл посмотреть на Иисуса, который торжественно входит в Иерусалим. «О, наверное, это Миссия. Вот Он только что воскресил Своего друга, который уже разлагался, и теперь на ослёнке, кротко, едет в город Божий, Иерусалим. Давайте Его поприветствуем, давайте войдём в Иерусалим вместе с Ним, потому что, видимо, сейчас наступает эра Миссии, наступает Царство Его». Вот такая вещь. Это чудо собрало вокруг Христа огромную толпу людей, как раз накануне осуждения Христа. Ну, о том, что дорого не стоит народная любовь, нужно будет говорить в ближайшее воскресение. Но именно воскрешение Лазаря было кульминацией дел Христовых, и оно собрало в Иерусалим огромные массы людей — на Христа посмотреть, и оно же подвигло фарисеев на окончательное решение: убить Иисуса, а также убить и Лазаря. Там интересно, что ещё пишет Евангелие, глава 12-я:

20 Из пришедших на поклонение в праздник были некоторые Еллины (греки).

21 Они подошли к Филиппу, который был из Вифсаиды Галилейской, и просили его, говоря: господин! нам хочется видеть Иисуса.

Слух об Иисусе уже достиг язычников, язычники приходили в праздник и спрашивали учеников Господних: «А где Иисус? Мы слышали про Него, нам интересно на Него посмотреть, мы хотим Его видеть». Когда Филипп сказал об этом Андрею, а Андрей с Филиппом вместе Иисусу об этом донесли, то Иисус сказал им в ответ: «Пришёл час прославиться Сыну Человеческому». Он говорит о том, что теперь уже вера в Него и знания о Нём будут распространяться по всему миру. Но это, очевидно, чтение уже ближайших наших страстных дней, дней Страстной седмицы.

— Отец Андрей, что вы скажете по поводу воскрешения, если у человека была кремация?

            — Если у человека произошла кремация, то, знаете, как у Исаии: «Что вы Господу Богу труды даите?» — Мы лишний труд задаём Господу Богу. Ему придётся не из костей и распавшегося праха, а буквально из песка, из этой красной пыли, в которую превращается кремированный человек, воскрешать человека. Придётся Господу Богу лишний труд употреблять. Но, слава Богу, Бог трудится не утомляясь, Ему не трудно что-либо сделать, Он без труда сделает то, что захочет. И конечно же кремированные воскреснут, но укор за кремацию придётся потерпеть и выслушать то ли им самим, то ли тем, кто их кремировал, я уж не знаю. Но, конечно, мы поступаем, кремируя людей, не так, как Бог приказал. Он сказал, что прах должен вернуться к праху. А сжигать человека нет никакой нужды. Они конечно же воскреснут, потому что для Бога нашего нет ничего трудного и невозможного, но само по себе кремирование — не есть дело хорошее — нечто странное и, я бы сказал, ужасное.

— Батюшка, здравствуйте. Георгий из Киева. Христос посреди нас!

            В Соломоновых притчах многократно упоминается, что мудрость неотъемлемо связана с праведностью: по мере накопления знаний человек становится мудрым и праведным. А глупые всегда нечестивы. Можете как-то прокомментировать? Потому что эта связь не на столько очевидна.

            Второй вопрос по 142-у псалму: «Господи, услыши молитву мою, внуши моление мое во истине Твоей, услыши мя в правде Твоей…» Исходя из этого видно, что в молитве не просто с одной стороны — молящийся, а с другой стороны — Господь Бог, а всё гораздо сложнее. С одной стороны, Господь внушает молитву, с другой — слушает. Прокомментируйте пожалуйста.

            Третий вопрос по Киево-Печерскому патерику. Когда преподобный Никита был одержим бесами, то на язык цитировал Ветхий завет. Новый завет — ничего у него не получалось. Вопрос не столько в том, почему бесы боятся Нового завета, сколько в том, почему не боятся Ветхого завета. Можете прокомментировать этот эпизод?

            — Огромное спасибо за серьёзные вопросы, задали нам вектор размышления на долгие времена.

            Итак, притчи Соломоновы действительно рифмуют мудрость и праведность с одной стороны, и глупость и нечестие — с другой. Это действительно вещи, логически связанные между собой. Я не думаю, что вы сильно сомневаетесь в том, что это правда, потому что, допустим, нечестивых мы видим мудрыми в делах века сего. Вот здесь может быть соблазн. Как в 16-ой главе Евангелия от Луки говорится, что сыны века сего мудрее сынов Царствия в делах века сего, в делах своих. Но в подлинных вещах мудрость нисходит свыше, она не поселяется в душу, преданную греху, в злохудожную душу не входит премудрость. Человек, чуждый страха Божиего, не имеет премудрости. Начало премудрости — страх Господень. Это постоянное аксиомотичное наставление, которое много раз повторяется в псалмах. Другое дело, что если опытом испытать это, то надо найти этому внутреннее практическое подтверждение. Мы можем называть мудрыми людей, которые богатеют всякими видами грехов, успешно устраивают свой бизнес, окружают себя безопасностью какой-то такой человеческой, какими-то ещё вещами, но мы ясно понимаем, что от смерти они не откупятся и никуда от конечного Суда не избегут, и ещё в этой жизни вкусят горького. И потом придётся расстаться с тем, что остаётся на земле, душа нагая встанет перед Богом. Вот это и есть премудрость. Премудрость заключается в том, чтобы распределить главное и второстепенное. Не называть второстепенное главным, потерпеть. Перед Лицом Божиим пишется памятная книга о всех, кто боится Его и творит заповеди Его. Это вечный соблазн для сынов человеческих, что многие, нарушающие Божий закон, кажутся успешными, и на этом основании люди говорят, что смотрите как хорошо нечестивым: они обманывают Бога, пренебрегают Его, однако устраивают дела свои со всех сторон безопасно. Но праведник знает, что перед Лицом Божиим пишется памятная книга о всех тех, кто творит заповеди Господни и любит своего Создателя. И когда будет День беды, День искупления, День посещения, тогда вы опять узнаете разницу между праведным и нечестивым. Есть мудрость века сего: земная, душевная и бесовская. Иаков пишет, что если кто-нибудь из вас имеет горькую зависть, ропот и прочее, то не гордитесь, не думайте, что вы мудры: «Не есть ваша мудрость небесная, но земная, душевная и бесовская». Вот разница между земной, душевной, бесовской мудростью и мудростью, сходящей свыше, которая, во-первых, чиста; во-вторых, смиренна, кратка, полна добрых плодов, заключается именно в том, чтобы мы переносили своё упование за границы видимой жизни, питались этой пищей будущей жизни уже в рамках этой жизни, насколько это возможно, и боролись за правду Господню. Мы должны подтверждать, что нечестивый не увидит славы Божией. Как бы ни казался он нам сильным и хитрым, но «Да возмется нечестивый, да не видит славы Господни». А мудрость действительно увенчивает праведника, рано или поздно.

            Что касается 142-го псалма, то вообще, Псалтирь — это книга хвалений и книга практического обучения молитве. «Господи, услыши молитву мою, внуши моление мое во истине Твоей, услыши мя в правде Твоей. И не вниди в суд с рабом Твоим…» — это пространное четырёхчасовое прошение Господу Богу псалма 142-го, последнего псалма Шестопсалмия. Он должен быть всем известен. Имеется ввиду, что вера в то, что Бог слышит всё — сохраняется у нас; однако мы хотим, чтобы Бог не просто слышал всё наше и в том числе молитвы наши, как Он слышит всё, но чтобы преклонил ухо Свое, внушил молитву нашу, внял ей внимательно. Об этом нужно усердно просить. Не нужно надеяться просто на то, что Бог всё слышит, а нужно просить, чтобы вопль наш вошёл во уши Его, чтобы Он внушил молитву нашу в истине Своей. Т.е. «…услыши мя в правде Твоей. И не вниди в суд с рабом Твоим…» Вообще, 142-й псалом, весь, целиком — это такая большая школа молитвы. Всякий внимательный человек найдёт для себя в каждом словосочетании, в каждом слове некое указание на то, как наше сердце должно вопить Иисусу о себе.

            Что касается Никиты, то видите, Ветхий завет тоже страшен дьяволу как и Новый, потому что источником того и другого является Один и Тот же Господь. Однако, если прельстился человек и читает только Ветхий завет, не читая Нового, то конечно же понятно, что он не находится в благодати. Никита, действительно, по научению беса цитировал Ветхий завет на разных языках, а Новым заветом пренебрегал, не читал вообще. Именно это навело отцов на мысль, что не всё с ним в порядке. Но пренебрежение Ветхим заветом для читающего Новый — тоже не извинительно. Библия представляет собой некое священное гармоническое единство, и читающий Новый завет — пусть читает Ветхий, а читающий Ветхий — пусть читает Новый. Кто у нас читает Ветхий, но не читает Новый? — Евреи, которые не признали Христа Миссией, и покрывало лежит на лицах у них, как пишет Павел во Втором послании к Коринфянам. Они не поняли, о чём там пишется. Они читают Закон по букве, мертвящие буквы читают — «Буква убивает, а дух животворит». Но мы, читающие Новый завет, не должны гнушаться Ветхим, потому что Тот же Бог вдохновил писателей на написание первого и второго. Поэтому, избегая обеих крайностей, будем читать и то и другое, и избежим того беса, который соблазнил Никиту. Да не соблазнит он нас. Знать Ветхий завет доподлинно, не зная Нового, нет никакого смысла. Но читать Новый завет, пренебрегая Ветхим, тоже опасно. Всё-таки нужно почтить оба Светила, освещающих небосвод: Светило великое для освещения дня и Светило меньшее для освещения ночи — Евангельское Солнце и Луну Ветхого завета. И то и другое должно быть на небосводе нашего сознания. Вопрос, на самом деле, больше риторический, потому что в самих вопросах были уже и ответы. Но я похвалю вас за то, что вы являетесь таким усердным чтителем и почитателем Святых Писаний. Побольше бы таких христиан, было бы меньше беды и в вашем городе и во всех остальных городах, где живут верующие люди. Мир вам и благословение Божие.

— Здравствуйте. Благодарю вас за ваши проповеди, за ваши книги. Я хотела бы задать вопрос насчёт волхвов. Я читала «Закон Божий» Серафима Слободского, и там мелкими буквами было написано, что эти волхвы потом стали христианами. Может ли быть такое, что вы можете сказать?

            — Я не могу сказать с уверенностью, стали ли они христианами или нет, приняли ли они крещение или нет — речь видимо идёт об этом. Потому что раз они получили внушение от Бога и пошли в далёкий путь, и пришли к Христу с дарами, и пророчески поздравили Его, Младенчика, и поклонились Ему, Этому Святому Ребёнку, и принесли Ему золото, ладан и смирну, то очевидно, что они уже христиане, они уже поклонились Христу прежде всех. Ещё не поклонился Христу ни апостол Пётр, ни апостол Павел, а эти люди уже поклонились Господу. Поэтому, очевидно, они в этом смысле — христиане. Или праведный Иосиф Обручник: он же наверняка не крестился. Он ухаживал за Пресвятой Богородицей как Её мнимый муж, охранял Её от людского презора, от лишних разговоров, Младенца Иисуса он учил читать и трудиться. Умер он не приняв крещения, потому что ещё не наступило время новозаветной благодати. Это конечно святой человек, без сомнения, причём очень святой. Святых святейши даже, я бы сказал, потому что его Сын Божий называл папой. Это само по себе уже головокружительно. Поэтому что мы имеем ввиду под христианством волхвов? Дожили ли они до проповеди Апостольской? Я с уверенностью вам не скажу. Думаю, что они уже были не молодые люди, не юноши. Возможно, за те тридцать лет, которые отделяли жизнь их при поклонении Христу родившемуся, от будущей жизни Церкви, они упокоились. Но о них можно сказать, что они — богопоклонники, они поклонились воплотившемуся Господу. Мельхиор, Бальтазар и Каспар — так, кажется, предание называет их. Мощи их хранятся в Кёльне — тела их есть и являются объектом поклонения. Эти тела святых волхвов достойны почитания. Остальных деталей я не знаю, но они достойны поклонения при любом раскладе, так или иначе. Как люди, поклонившиеся Господу, пришедшие издалека вслед за звездой к Его колыбельке, они достойны всякого почитания и могут считаться святыми людьми. Я бы так сказал.

— Отец Андрей, в одной из передач вы говорили о том, что особенно хорошая молитва — на кладбище, кладбище — это школа молитвы. Почему именно на кладбище?

            — Если вам нужны доказательства, то видимо, я их вам не предоставлю, потому что вы этого не поймёте. Если бы вы сразу это поняли без доказательств, то вам понятно, о чём речь. Ну а как я вам докажу, что это школа молитвы? Если для вас школа молитвы — это что-нибудь другое, допустим, лес, поле, речка, горы, или храм Божий, или молитвенный уголок в собственном доме — ну пожалуйста, молитесь там, где вам хорошо. Я уверен, убеждён, и повторяю вслух всему народу, который слушает нас сегодня, что кладбище — это школа молитвы. Как почему? А только одна мысль о том, что лежащие здесь люди поднимутся из земли и воскреснут в день Страшного Суда — она уже заставляет думать о Страшном Суде и будущем воскресении мёртвых. Вот на кладбище придите и почитайте Символ веры: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Вот здесь они и поднимутся, те, которые легли. Каждый человек реализует себя в жизни едва-едва, на каких-нибудь там несчастных пару процентов. В основном-то кладбище — это кладбище талантов, кладбище зарытых способностей. Лежат люди, которые так и не стали теми, кем должны были стать. Должен был быть, например, каким-нибудь там известным физиком или писателем, а стал просто заурядным человечком, который так и не раскрыл своих талантов, так сказать. Вот лежат люди разных возрастов: есть могилы младенческие; есть могилы, облитые слезами сродников, потому что любимый человек умер; есть могилы забытые, заросшие, полуобсыпавшиеся с покосившимися крестами. Это книга жизни, вообще. Ходи и думай. Мне кажется, это настолько очевидно, что спрашивать об этом — это верх чёрствости. Если это непонятно само собой, то чего тут объяснять? Я, например, могу вам сказать, что любая больница — это школа милосердия. Да потому что лежат кругом порезанные, помученные, бедные, вонючие, без денег. Вы ж в больницах бывали, ходили, сами лежали? А вы меня спро́сите: «А почему больница — это школа милосердия?» И я буду слишком удивлён: сто́ит ли объяснять такие очевидные вещи? Да потому, что там все страдают. Если у тебя есть возможность помочь им и ты хочешь помочь им — иди и помогай, потому что там море бездонное страданий человеческих. Это больница. А кладбище — это место слёзных молитв о людях, которые закончили свою жизнь и воскреснут с ужасом на Страшный Суд. И масса из них, вообще, не готова к тому, чтобы отвечать перед Богом за грехи свои. Неужели это не понятно? Это, по-моему, самые очевидные вещи. Тюрьма — это место скорби. Нужно ли это объяснять? Банк — это место царящего сребролюбия. Это нужно объяснять? По-моему, здесь ничего не нужно объяснять, это слишком очевидно.

 

— Приветствую вас. У меня три вопроса.

 

            Первый вопрос по книге Откровение, глава 22, стих 11. Там написано: «…праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще». В чём различие между праведным и святым?

            В Послании к Римлянам написано: «…все согрешили и лишены славы Божией». А в Первом послании к Фессалоникийцам, 2:12, написано: «…поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу». Что такое слава Божия?

            Объясните пожалуйста значение слова «созерцать» на примере: созерцать красоту Иисуса.

— В чём отличие между праведным и святым… Праведный человек — это человек, творящий много праведных дел в отношении ближних своих. Это тот, кто платит чужие долги, вытирает чужие сопли, ходит дежурить над чужой кроватью, погребает бездомных странников, покупает одежду нагим, кормит голодных: его деятельность активно направлена на братьев и сестёр, находящихся рядом, ради Господа он любит ближних своих — это дела правды. «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся». Они защищают вдовицу, сироту, вступаются за неправедно осуждённых: это праведники. Святые более ориентированы на мир Божий и могут уходить из мира людей. Святой может много молиться, много молчать, много поститься, много изучать Писание, избегать всякой суеты и треволнения. У него может не быть столько добрых дел по отношению к ближним, сколько у праведника, но он весь в Боге, думает о Боге, восхваляет Бога, стремится к Богу, и как говорится в псалмах (псалом 41):

1:3. Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда

приду и явлюсь пред лице Божие!

1:4. Слезы мои были для меня хлебом день и ночь,

когда говорили мне всякий день: «где Бог твой?»

Святой и праведный — это люди разно ориентированные: праведный ориентирован на людей ради Господа, а святой ориентирован на Самого Господа. Святой, вообще, мало про людей думает, он думает только о Господе, это очень важно. Это такие люди, которые похожи на пророка Илию или Иоанна Крестителя, которые живут в пустынях, которые стремятся освятить себя. А слово «святой» значит «отделённый», «освятиться» значит «отделиться» — удалиться от тех, которые соблазняют тебя и могут привести тебя не туда. Вот у праведников есть соблазн смешаться с грешниками и потерять свою праведность из-за того, что они слишком близко с ними общаются. А святые боятся потерять молитву и удаляются от людей, любят всех, но от всех убегают. Как говорили Арсению Великому: «Всех люби, от всех беги». Вот такое, может быть, не совсем исчерпывающее, но, мне кажется, довольно принципиальное различие между праведными и святыми.

«…все согрешили и лишены славы Божией». Человек в настоящем виде опозорен грехом и, конечно, пребывает не в том состоянии, в котором мог бы состоять, если бы не согрешил. И святые, прославленные Богом, находятся, конечно, в качественно другом состоянии. Господь же призвал нас во славу Божию. Что значит слава Божия? Это та благодать, которая может быть усвоена человеком, и которая превосходит всякое разумение, которое выше того, что может усвоить человек. Благодать, которая меняет человека и наполняет его, превращает его в некую чашу или сосуд или храм, которая делает человека причастником Божеской жизни. Как апостол Пётр пишет во Втором послании, что мы стали «причастниками Божеского естества». Мы вкушаем благодать Божию, которая есть одновременно и слава Его. Т.е. «Бог прославляем в совете святых». И те, которые облагодатствованы, которые реально являются причастниками Божественной благодати —  они достойно хвалят Господа, и Он окружён их хвалою. К этому мы призваны, этого мы лишились. Мы должны были так жить, но мы этого лишились. А сегодня во Христе Господь зовёт нас всех к тому, чтобы мы, попрощавшись с грехами, исполнились Духа Святого, исполнились благодати Божией и стали причастниками славы Его, Его будущей славы, будущего века — то, что ожидает праведные души в грядущем Царстве. Лишённые славы Божией через грех, как пишется к Римлянам, мы призваны к тому, чтобы во Христе Иисусе наследовать Царство Божие и славу Божию, как вот вы процитировали послание к Фессалоникийцам.

Что касается «созерцать», то у этого слова есть два значения. Созерцать — значит внимательно размышлять — это первое значение, это более интеллектуальное понимание. Когда, например, человек носит в своём уме некую идею и рассматривает её со всех сторон, например, какое-то словописание. Пытается, с разных сторон его рассматривая, вытащить из него все смыслы. Это тоже созерцание некое такое. Это первая ступень созерцания, это интеллектуальный труд. Так математик может созерцать какую-то математическую задачу и думать только о ней. Его ум поглощён размышлением: созерцаю — размышляю, пристально размышляю над чем-то из поставленных задач. А в более точном и глубоком смысле, созерцание — это восхищение ума, при котором ум человеческий зрит, смотрит, видит нечто неописуемое и насыщается благодатью Божией, не имея слов, чтобы описать своё состояние. Это благодатное состояние, которое посещает некоторых избранных людей. Они как бы выхватываются Богом из обычного круга жизни, так что ум их — уже не на земле, а на небе. И они стоят перед Богом умом своим и насыщаются от Божией славы, — со вторым вопросом пересекаемся, — и тогда они понимают неизреченное и созерцают невидимое. Это уже область опытного богопознания, когда человеческий ум и человеческое сердце вовлечены в некую иную реальность, в иную жизнь. Когда тело продолжает быть на земле, а ум и сердце уже живут иной реальностью, иной жизнью. Вот это уже в точном смысле созерцание, как мы его читаем и говорим о нём, исходя из опыта святых отцов, оставивших нам некие краткие заметки о том, что с ними бывало. Язык мой, конечно, косноязычен для разговора на эти серьёзные вещи, но я надеюсь, что хоть что-то, хоть чуть-чуть, хоть чуть-чуть больше стало вам понятно. Я очень на это надеюсь.

Благословение воскресшего Христа да будет с вами! Христос, воскресивший Лазаря, и нас с вами воскресит силою Своею. Аминь. Ему слава во веки!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации