2313 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Стрельба в редакции газеты Charlie Hebdo.[09.01.2015]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 09.01.2015 21:00

 

7-го января, на православное Рождество (к католикам не имеющее никакого отношения, ибо они отпраздновали 25-го), во Франции совершился жёсткий терракт — нападение на редакцию юмористического журнала. Погибло много людей, много было ранено, вы узнаете все подробности из брехливых СМИ, которые что-то скроют, что-то приукрасят, что-нибудь скажут, чего не было на самом деле. Но мы поговорим об этом, потому что мы вступили в эпоху того, что Освальд Шпенглер называл «закат Европы». Вот его бы сейчас сюда. Я часто думаю о том, что вот бы сюда Василия Великого — он вечно соединял богословские прозрения с точными знаниями наук, и на выходе получалось такое благовестие, которое сражало миллионы, которое валило кедры ливанские и пронзало сердца. Вот его бы сейчас… Мы обмельчали изрядно. Освальд Шпенглер, который сказал о закате Европы, вот его сейчас бы сюда, он посмотрел бы и сказал, почему то, почему это, и что будет дальше.

Итак, некто, кричащие «Аллах акбар», в количестве двух человек, хладнокровно пришли в редакцию юмористического журнала, накрошили массу людей и исчезли — это в стране, где кругом телекамеры и на каждом углу полиция. Вопрос для нас: куда стремиться и что произошло? СМИ наполнились реакцией на произошедшее. Некоторые пишут: «Лицемерным кажется молчание западных СМИ про то, что в Одессе, например, сожгли десятки человек, а СМИ ничего об этом не говорили». Никто не охал, не вздыхал, не ойкал: «Ах, убили, ах, зарезали, ах, сожгли, ах, мёртвых обыскали, из карманов у мёртвых людей подоставали деньги-документы», — ничего подобного. В чём дело? Запад лицемерен, лицемерен до корней волос. Кто этого не понял, тот вообще ещё ничего не понял. Эти голоса закономерны и справедливы. Запад молчит про убийства журналистов на юго-востоке, например. Молчит про тысячи безобразий и беззаконий, покрывает их, «крышует» их, по-подлому «крышует», как продажный мент «крышует» продавца наркотиков. «Крышует» негодяев и потом вдруг разражается криком: «Ах, напали на свободу слова!» Сейчас мы будем подбираться к этой теме и говорить на кого напали. На свободу ли слова напали, или напали на что-то другое? Кроме этого, возникают такие речи, пан Ходорковский заявил: «Давайте сейчас все журналы и газеты выйдут, всем хором, с карикатурами на Мухаммеда и на всех деятелей, знаковых для мусульманского мира». Хитрец какой, да? Позвал лечить пожар бензином. Возникает вопрос: а зачем это? Вообще, террористический акт направлен, по классике, не на страдающих людей, убиваемые люди являются лишь фоном того, что террорист хочет сообщить миру. Террорист, по классике, убивает кого хочет, сообщая этим убийством всему окружающему миру то, что он хочет сказать — он кровью привлекает внимание к себе. Если мы пойдём на поводу у пана Ходорковского, то мы получаемся среди проигравших, потому что мы повелись на провокацию и начинаем раздражать нераздражённых, начинаем рекрутировать в ряды террористов простых мусульман, которые, в принципе, и никого убивать не хотели. Но им будет неприятно, если мы все, в «Комсомольской правде», в «Известиях», в других газетах, начнём печатать всякие мерзости про то, что им свято, и дорого, и хорошо. Это может сказать только враг Отечества — настоящий патентованный враг конкретного реального Отечества.

Давайте сейчас подойдём, собственно, к журналу. Журнал существовал, и существует до сих пор, как некий плевок общественному вкусу. Если опросить французов, а опросы такие были — они терпеть не могут этот журнал. Потому что ругаются они на всех и на всё. Это знаете, есть такая черта современного человека, я бы сказал — человечка: человечек, не верящий ни во что, сам балансирующий над пропастью, чувствующий, что он — ничто, по сути, скоро рухнет в небытие, смеётся над всем, что кому-то свято. Ему самому ничего не свято, а он смеётся над тем, что свято кому-то. И вот данный журнал смеялся, внимание — над Святой Троицей, изображая её в гомосексуальных карикатурах; над Рождеством Христовым смеялся, изображая это святое непорочное Рождество в соответствующих карикатурах; он изображал пророка Мухаммеда, совокупляющегося со свиной головой. И ещё много-много такого делал, за что хороший папа ребёнка сечёт, и хорошее нормальное государство редактора или карикатуриста останавливает, говоря ему: «Сынок, ты не выпендривайся, потому что я — не Всемогущий, я — государство, я тебя 24 часа охранять не смогу. Тебя убьют. И правильно сделают. Ты слишком далеко зашёл, сынок. Ты успокойся. Ты не можешь плевать на всё, что кому-то свято. Если у кого-то похороны, а ты начнёшь кан-кан плясать, ты оскорбишь тех, у кого похороны, они убьют тебя и будут правы по морали. Ты ограничь свободу слова рамками морали». И вот здесь, собственно, и есть «зарытая собака»: мир «весь» возмутился атакой на свободу слова, мир возмутился справедливым ударом по хамству, которое не сдержано свободой слова, как должно было бы быть сдержано в классическом обществе демократии. Сегодняшняя демократия сама виновата в том, что убивают тех, кто обнаглел без меры. Демократия заинтересована в том, чтобы сдерживать карикатуриста, скетчворд-творца, любого иного человека, который выступает публично, от хамских высказываний, способных взбудоражить общество. Государство заинтересовано в том, чтобы сказать ему: «Сынок, ты успокойся. Ты не лезь туда, куда не надо. Это опасно для тебя, и это социально опасно». Западное общество вобрало в себя миллионы людей чёрной кожи, арабского происхождения, мусульманского вероисповедания. Эти люди с детства приучены отцом и матерью, дедом и бабкой к тому, что людей, оскорбляющих Коран и Мухаммеда, нужно убивать. Так их воспитали. И вы сами их всосали, имплементировали, растворили в своём обществе, дали им социалку, дали им гражданство. Будьте любезны уважать то, во что они верят, раз уж вы их к себе позвали. Вы так расплатились за колониализм. Колониальные года и столетия, таким образом, находят свою расплату. Вы должны ограничивать свободу слова тех, у кого нет нравственных авторитетов. Это хорошо, что вы имеете дело с христианами — христиане вас за насмешки над Христом, к счастью или к сожалению (я сейчас промолчу, задержусь, подумаю, ничего не скажу), убивать не будут. Так нас учит Сам Христос. Его опозорили, убили, оплевали, и Он говорит нам не мстить за себя и за Него не мстить. И это ваше счастье. Но есть другие люди, с другим уровнем мышления и другими категориями мышления. По крайней мере, имейте это ввиду. Как здравые нормальные люди.

СМИ западного мира лицемерно молчат обо всём, что творится за пределами их тихого и спокойного мира. И вдруг враг у ворот. Враг, который давно живёт внутри западного мира, не размывшийся, не инкультурировавшийся. Враг, который, по сути, нарушает идеальную мечту о культурном многообразии и полной толерантности — этот враг говорит: «Я не хочу принимать ваши ценности. Я живу здесь, я ваш гражданин, но я ваш враг». Демократия дала сбой, дала маху, как говорится в одном еврейском анекдоте. Ей нужно было бы научиться ограничивать и отделять злое от доброго. Вообще, свойство мышления — это отделять. Человек не умеет мыслить, если он не умеет отделять. Вообще, мышление происходит в категориях отделения и ограничения. Нужно отделять земное и небесное, священное и профанное, праздничное и бытовое, позволительное и непозволительное, опасное и безопасное, нужное и ненужное. И если вы не умеете этого отделять, то огонь на вашу голову, вы — идиоты, вы достойны кары. Это закон Божий, это закон сгоревшего Содома. Если вы готовы быть новым Содомом, будьте готовы сгореть. А чего тогда поднимать крик по поводу случившегося инцидента? Это не последний инцидент, это только первый инцидент. По поводу будущих инцидентов можно будет дальше говорить. Но нужно изменить сознание. С какой Европой мы общаемся, к какой Европе мы принадлежим? Цивилизованный мир научился, скажем, заматывать бутылку пива в непрозрачный бумажный пакет, чтобы никто не видел, что ты пьёшь. Чтобы не соблазнить, скажем, завязавшего алкоголика. Правильно? Правильно. Цивилизация научилась, скажем, уносить киоски с алкоголем и сигаретами подальше от школ. Правильно? Правильно. Научилась цивилизация на автозаправках не продавать спиртное, чтобы не соблазнить водителя. В водке нет греха, и в вине тоже, но в выпившем водителе есть грех — это опасно. Правильно? Правильно. Есть рамки и ограничения. В западных странах научились показывать кино с допуском 21+ далеко за полночь, когда спит малыш и спит подросток. Правильно? Правильно. Так научитесь же, безумцы, не раздражать тех, для кого что-то свято. Научитесь не наступать на мозоли тем, кто живёт рядом с вами, и кто иного этического кода, чем вы. Вы сами позвали его к себе, вы сами дали ему социалку, дали ему паспорт и гражданство, и он — другой, так не раздражайте же его, идиоты, чтобы он не начал убивать вас на улице среди белого дня. И то, что мы видим — это только первые ласточки, это всё будет дальше, потому что запад поддержал террористов Сирии — ИГИЛ, создал его, по сути, потом отмахнулся от него и отказался. И те англичане, французы и немцы, которые поехали воевать в ИГИЛ против Башара Асада, вернулись обратно злые и с оружием. И они будут сегодня мстить собственным правительствам за то, что те, вроде бы, их сначала поддержали, потом от них отказались, потом — непонятно что.

И вот мы стоим на пороге новых войн в той Европе, которую мы-то, глупые, считали раем. Ведь мы-то считали, что Париж — это рай, «увидеть Париж и умереть» — это же Маяковский, классика: «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли — Москва». Мы-то считали, что Англия — это царство полной демократии, свободы, сдержанное законами и порядком, умиротворяющее массы народа внутри себя. А Германия? Трудолюбивый умный народ, родивший Гёте, родивший Баха, Цейса, Круппа, родивший массу всего. И теперь сегодня — паровоз Евросоюза. А дальше что? А дальше вопросы. Так вот мы сегодня стоим перед лицом больших вопросов, и всё это нам важно только по одной причине — нам-то что делать? Нам нельзя безумствовать. Нам нельзя раздражать мусульман по пустым поводам, из одной только глупой наглости. Мусульмане — соседи наши, а сосед важнее брата. Это наши соседи, наши таксисты, если угодно, дворники наши, это наши продавцы на базаре, это люди, находящиеся возле нас постоянно. Нам ли их превращать во врагов? Не дай Бог! Надо быть серьёзным и ответственным. Вот Ходорковский высказался о том, что дескать нужно, чтобы все газеты вышли одним хором, стройными рядами как когорта Цезаря с карикатурами на Мухаммеда. Такое может сказать только конченный враг России, то ли купленный, то ли проданный, то ли трижды купленный и перепроданный, абсолютно не имеющий ума и совести — человек, не отвечающий за свои слова. С какой стати мы должны смеяться над Мухаммедом? Это что, сделает нас лучше в христианстве, если мы — христиане? Если ты не веришь ни во что, то зачем тебе смеяться над чужим пророком? Если ты веришь во что-то, зачем тебе смеяться над чужим пророком? Если ты — христианин, и знаешь истину, зачем тебе раздражать человека другой веры, живущего по соседству? Это что за совет такой? Узнайте, братья и сестры, лицо либерализма. Либерализм — это смердяковщина по Достоевскому, Фёдор Михайлович здесь актуален как никогда. Либерализм — это вражда против всего российского, против всего православного, против всего трудового, глубокого, серьёзного, умного, неспешного, спокойного, умеющего жить по-соседству со всеми. Русский человек умеет жить по-соседству, без войны, со всеми: он может жить без войны с немцами в Калининграде, он может жить без войны с бурятами в Монголии, может жить без войны на Сахалине с японцами, может без войны жить на Кавказе с кавказцами. Русский человек, вообще, довольно миролюбивый человек. Его стравливать трудно, но можно. На это, собственно, и акцент. Но больше акцент на тех, которые желают раздражиться, на тех, которые желают раздракониться и пойти на войну против русского человека. Враги России всегда желают поднять внутреннюю бучу внутри России. Вот Миша, сиделец, отсидел своё, вышел и ляпнул, что нужно всем выйти в утренний тираж, свежей пахнущей краской, с карикатурами на Мухаммеда. С какой стати, Миша? С какого дуба ты упал? Чего ради я должен ругаться с Моисеем или с Мухаммедом, с Буддой или с кем-то ещё? Ради чего, ради каких святых целей? И вы, христиане, будьте внимательны — всякий негодяй, зовущий вас к войне против мусульман, против евреев, против кого-то ещё — это изначальный, априорный враг российской государственности, который хочет окунуть нас в серьёзную борьбу и серьёзные потрясения. Нам это не надо. Нам нужна серьёзная, спокойная, трудолюбивая, взвешенная, разумная, сознательная жизнь, нам не нужны войны с соседями. Узбек по-соседству, киргиз по-соседству, таджик или дагестанец по-соседству — это не проклятие, это баракат — благословение. Ты научись жить с людьми по-соседству нормально, не оскорблять их веру, знать их верования, знать своё — ты знай своё сначала. Не знающий своё — оскорбляет чужое. Как правило, никто так сильно не оскорбляет чужое, как тот, кто не знает своё. Не знающий ничего — легко оскорбляет чужое. Как только у тебя есть понятие о святыне, об ответственности, о знаковых понятиях, таких как семья, верность, долг, воинская присяга, исповедничество, мученичество, так тут же ты начинаешь уважать тех, у кого есть те же понятия с некоторой коррекцией на их веру и исповедание. Но ты уважаешь людей, которые имеют те же мысли, которые и ты. И только люди, которые не имеют никакого понятия о жертвенности, о служении, об исповедничестве, о мужестве, о терпении,  об овладении страстями, о вечной жизни, о страшном суде — только эти моллюски дерзают стравливать между собой народы ради своих паскудных дьявольских целей. Ради идей, нашёптанных им кем-то, дерзну предположить, нашёптанных на английском языке.

Так вот, внимание, братья и сестры — мы с вами должны быть сильными и спокойными, любить всякого человека, находящегося рядом и уважать его, смотреть на всякого человека, не взирая на его национальность и вероисповедание спокойно, с верой и с любовью, как на брата, при этом укрепляя внутреннюю жизнь своей страны — федерации многих народов. Со временем мы должны будем наблюдать как сходят с ума, агонизируют и погружаются в полный хаос те, кто недавно хвалился демократией, вшивой и лживой свободой слова, которая на самом деле вшивая и лживая — это факт, они брехуны и лицемеры, затирающие важные вещи и выпячивающие неважные. Мы будем смотреть на то, как они тонут, крича о помощи, и может быть, мы им поможем, если сможем и успеем, если они будут сильно кричать. Вот такая история нас ожидает впереди. А вы будьте православными, твёрдыми и спокойными, потому что война против нас объявлена, мы войну приняли, только вести её будем не по тем законам, по которым они нас толкают, а по нашим законам. Наши законы парадоксальны: мы — восточные люди, восток — дело тонкое. Православие — это восточная вера, восток нерационален — он иррационален, он тонок, хитёр, непредсказуем, и мы будем бить там, где нас не ожидают, и будем наслаждаться победой там, где враг думает, что он уже победил. Поэтому мы будем наблюдать по телевизору как умирают наши враги. А сами мы должны быть умнее, спокойнее, внимательнее, и не вестись на либеральный шёпот змея из кустов, как повелась на шёпот змея из кустов наша прамама — Ева, однажды, с чего начались все наши безобразия и неприятности. Ну вот мы с вами поговорили, что называется. Сердце болит, поэтому нельзя говорить иначе.

— Батюшка, здравствуйте, низкий вам поклон. Христос родился! Это Елена из Нью-Йорка. Батюшка, у меня реплика на то, что я вчера увидела по CNN, буквально это было перед всей этой бойней. Журналисту говорили: «Что вы делаете, вас же могут убить». Он сказал: «Ну и что, значит меня убьют». Т.е. он знал, к чему это всё приведёт.

            Я прочитала протоколы сионских мудрецов. Я была в шоке. Всё было сделано с Россией по протоколам — революция и прочее. Но евреи, я как раз работала с ними в ювелирном бизнесе, с пеной у рта всё отрицали, мол у нас нет таких протоколов, у нас нет такой политики, у нас ничего этого нет. Т.е. они это отрицают. Прокомментируйте пожалуйста.

Протоколы соблазняют тем, что всё происходящее совершается по написанному. Отсюда возникает соображение, что протоколы — это сценарий. Вот есть вопрос, сценарий это или нет? Я думаю, что это не сценарий, это не есть тот написанный текст, по которому всё происходит. Страстотерпец государь Николай (да помолится он о нас), прочитав эти протоколы, сказал, что нужно их опубликовать, дать им ход как документу тайной борьбы против Империи и Церкви. Но потом ему доказали, что это иначе, что это литературный труд, который создан по мотивам, но не оригинален. Т.е. это есть некий перевод «Диалога в аду» — есть такой литературный труд, это разговор двух людей в аду, там целая история. И страстотерпец Николай сказал, что сожалеет о том, что мы ошиблись, хотя он принял всё за чистую монету. Я это к тому, что сам литературный труд может быть ложно подписан, что называется, это некий апокриф. Это может быть книга, которая правильно излагает логику борьбы с Церковью и государством, но не являться именно протоколом, именно сионских, именно мудрецов. Трудно представить, чтобы на заседании этих мудрецов кто-нибудь вёл стенограмму, потом её украл, распространил и распечатал. Видимо это литературное произведение, а не стенограмма. Не протоколы, а литературное произведение по мотивам самой логики разрушения православной державы. Вот в этом смысле, конечно, они безупречны, потому что описывают реальные процессы. Только вот вопрос: протоколы это или литература? Мне кажется, что больше доводов в сторону литературы, что не снимает ответственности с самого процесса, и понятно, что именно так борятся с Империей и Церковью, именно так их разрушают, а уж кто это подслушал, кто написал — это вопрос вторичный. Вопрос авторства остаётся под вопросом, а суть в тексте выявлена ясно. Так что не стоит отстаивать документальную точность, но стоит подчёркивать фактическую оправданность.

— Отец Андрей, Христос родился! Научите пожалуйста наиболее правильному способу работы со ссылками в Священном Писании. Последовательный ли это поиск ссылок в отдельной главе или поиск наиболее интересных моментов, которые вызывают вопрос? Но тогда я, в последнем случае, наверное упущу что-то важное, что было в последующих ссылках.

            — Я бы сказал так: Писание — есть море, и с какой бы стороны вы не вошли в него, со стороны ли пляжа, со стороны горного берега — вы войдёте в море. Вы вступаете в море с любой стороны. Читайте либо любимые книги, либо неизвестные вам книги, либо уже известные, но плохо понятые. Что бы вы ни читали — читайте. Писание требует над собой работы всю жизнь. И когда умирает человек, читавший Писание всю жизнь, он понимает, что очень мало понял в Писании. Поэтому читайте, а ссылки дают нам всего-навсего параллельные места и некие пересечения смыслов, дают нам понять Писание как нечто целое, как интегральное целое, где сказанное одним человеком в Вавилоне, отзывается эхом, сказанным другим человеком где-то в Каппадокии уже через 300-400 лет. Ссылки — это есть некое подтверждение интегральности Писания, подтверждением того, что Писание едино и целостно.

— Здравствуйте, отец Андрей. С Рождеством, батюшка! Сейчас начался 2015 год, и все как-то озабочены по поводу универсальной электронной карты, ведь это могут вручить нам по умолчанию. Что нам делать? Вот мы напишем заявление об отказе, а дальше что? Как мы будем получать пенсию, зарплату?

Я мало в этом понимаю, потому что до сих пор не гражданин России, хотя хочу им быть. А вообще, разговор об универсальной карте отложен до 2017 года, поэтому у нас два года есть в запасе. Сейчас ничего никому давать не будут, это отложено ещё на два года, как минимум. А в это время нужно умножить свою молитву для того, чтобы антихрист не нашёл где носа подточить, как комар, в этих всех процессах. Читайте Псалтирь, получайте пенсию по-старому, благодарите Бога за всё, не робщите на сложности житейские, потому что, в принципе, жить тяжело, и роптать на жизнь нельзя. Всем тяжело: миллионерам, бомжам на мусорке, многодетным, бездетным, старым, молодым. Тяжесть — это свойство грехопадения, все упали и всем тяжело. Поэтому не робщите, живите как можете, а вопрос о карточках отодвигается на два года. Богу слава! Два года — это большой срок, за два года можно много вымолить. Вымаливайте у Господа милость, чтобы Россия была царством, сопротивляющимся антихристу, а не царством, служащим дьяволу и готовящим воцарение антихриста. Потому что весь мир, в принципе, либо пассивно созерцает, либо активно участвует в приготовлении воцарения этого будущего злодея — человека греха. Кто-то должен сопротивляться. Хорошо бы, чтобы Россия была той страной, которая сопротивляется будущему всемирному ложному объединению человечества ради пришествия антихриста. Поэтому два года молитв — это немало. Молитесь уже сегодня. Царица Небесная да поможет нам!

— Добрый вечер, отец Андрей. Христос родился! Это Сергей, я раньше жил в Киеве. Я попал в церковь Агапита Печерского после того, как вы уехали. Пришёл конкретно в вашу церковь только из-за того, что смотрел ваши проповеди. Большое спасибо, вы сыграли большую роль в том, что я пришёл именно в ваш приход. Но сейчас случилось такое, что мне пришлось уехать из Киева. Из-за того, что там творится, естественно. Я-то уехал, а семья осталась. Семья абсолютно меня не понимает и не поддерживает, она считает, что там всё нормально. Могу ли я исповедоваться и причащаться, если я не простил свою жену? Нет у меня прощения, она не хочет понять, что происходит в стране и к чему это всё приводит.

Смело можете причащаться. Понимаете, вся эта сатанинская дрянь проходит по сердцу, потом по семьям, потом уже по коллективам, потом по стране. Она идёт по всем уровням, и у вас она пошла по семье. Вы здесь никак не должны быть унижены в плане причастия и молитвы из-за того, что ваша супруга оказалась подверженной всей этой бандеровско-фашистской пропаганде. Причащайтесь, молитесь, как раз это вас укрепит, это даст вам силы, может быть, потянуть её за собой со временем. Не завтра, конечно, и не послезавтра, но со временем. Вы причащайтесь как можно чаще по мере сил, причащайтесь и участвуйте в Литургии, и молитесь Богу за детей и за жену — это и будет фактором их возможного спасения. Только так. Аминь.

— Добрый вечер, Христос родился! Наталья, раба Божия. Вы знаете, отец Андрей, в Фейсбуке выкладывают вас и ваше мнение. Вы у нас уже такой, политизированный немного. Люди прислушиваются к вашему мнению и мнение такое, что вы попадаете в точку. В довершение того, что вы сказали, последняя информация — сейчас на Западе хотят выпустить целую книгу карикатур, они не хотят успокоиться, то ли они не понимают, что происходит, то ли действительно такое помутнение.

            Скажите пожалуйста, вот атеист, богоборец — он и либерал, он и коммунист — это корни одного зла или нет? Благодарю за ответ.

Смотрите, как интересно: либералы и коммунисты у нас — это разные вещи, а на Западе — одно и то же. Либералы на Западе — это люди, которые за свободу, за половые перверсии, за право женщин делать аборты, в общем, за всё на свете. А коммунисты — это непонятно что у них на сегодня. Коммунисты и либералы — это у них почти одно и то же. После крушения социалистического лагеря коммунисты там «бледно дышат». А у нас в стране странная вещь, коммунисты — это правые. Во всём мире коммунисты — левые, они отстаивают левые идеи: социальное равенство, борьба с капиталом и т.д. А у нас коммунисты, кроме общих левых идей, за которые они тоже выступают, выступают также за классическую мораль, за твёрдое государство, за запрет на извращения и т.д. Наши коммунисты — это не левые в чистом виде, это, в изрядной доле, правые. Наши коммунисты и либералы — это совершенно разные лагеря. Либералы — это враги России. Это патентованные, записные, там не знаю — по интуиции, по продажности, в силу заключённого контракта, или в силу бесноватости, или в силу слабоумия, или в силу многоумия, перешедшего в слабоумие — это враги России. А коммунисты — это друзья России. Хотя они без ясного исповедания Господа, но они за историческую Россию, за преемство традиций, за победы и поражения, за мужество и труд, за терпение и выносливость, за семью и власть, т.е. наши коммунисты — это правые, в западном понимании. Здесь есть некий парадокс. Поэтому наших коммунистов нужно ругать с осторожностью, их нужно ругать дозированно, ругать их можно только за безбожие — за то, что они Господа Господом не назвали. И за то, что они, по причастности к партии, причастны ко всем злодеяниям партии. Но, в целом, у них классическое мышление, классическое здоровое мышление. Такая парадоксальная вещь. Вообще, в России всё парадоксально. Любая идея, попадающая в Россию, переворачивается на 380 градусов и становится парадоксальной. Не на 360, именно, а на 380, т.е. ещё с поправкой. Так что коммунисты наши — не враги наши, а друзья, когда они против всего того, что западный ветер к нам несёт в своих миазмах, так сказать, свои разлагающиеся бактерии. Они против этого, и это можно только приветствовать. Они — интуитивно православные.

— Здравствуйте, отец Андрей, с Рождеством Христовым! Вас беспокоит Анна. Я хотела бы узнать о цыганах: что это за народ, почему они не работают? У храма стоят, я им не подаю, иногда говорю, чтобы работали. Что вы можете сказать по этому поводу?

Цыгане — это не исторический народ. Имеет странный генезис. Происходит, кажется, из Индии, но почему-то нашёл себе плотное место обитания в Европе, в Румынии. Если брать нацистскую классификацию, то они считали их, в отличие от евреев, не историческим народом, не оставившим следа в истории, а евреи — это народ, который слишком много оставил следов в истории. И те, и те, были плохи, только по-разному. У евреев было слишком много следов в истории, у цыган — никаких. Цыгане — это загадка, которую нужно уважать. Работать они конечно не будут. Есть какой-то малый процент цыган, которые работают, читают Писание, живут оседло, живут внутри социума, не против него. Большинство цыган — дети ветра, дети поля, даже которые на конях не ездят. Раньше они на конях ездили, коней воровали, на гитарах играли, а сегодня уже на конях не ездя, они продолжают быть асоциальными, живя в городе. Что такое асоциальный житель города? Это преступник. Торгуют наркотиками, торгуют всякой нечистью — это такая опасная асоциальность. На заводе цыган не будет работать, он будет что-нибудь продавать-покупать, мутить-обманывать. Не ездя уже на конях, не живя в поле, в палатке, они — эти будулаи, могут быть торговцами всякой дрянью и распространителями всякой заразы. В этом они опасны. Ну что мне про них сказать? Они сами придумали себе оправдание в своих грехах: якобы они украли гвоздь, которым хотели прибить ноги Христа, поэтому Христос на католических распятиях прибит в две ножки одним гвоздём, а четвёртый гвоздь, якобы цыган украл. И за это Господь разрешил им воровать — так они сами считают. Они, конечно, балаболы и фокусники. Если сердце говорит вам не давать милостыню — не давайте, против сердца не идите. Это странное явление, которое будет сопровождать нас по всей жизни, это некая обратная тень евреев, обратная их сторона. Потому что евреи — это исторический народ, который будет всегда, а цыгане — это не исторический народ, который тоже будет всегда. Они каким-то образом связаны, друг на друга похожи. Ну пусть себе будут — жили с ними, и ещё поживём.

— Добрый вечер, Сергей из Москвы беспокоит. Тамерлан выгнал это племя из Индии. Некоторые шутят: сам ушёл из России, но прислал нам и в Европу это племя. Я знаю про положительный опыт с цыганами: вот цыганская семья, две сестры вышли замуж за православных, и дети уже вполне русские.

            В предрождественские дни было много передач по «Радонежу», приходилось слышать такое, что, например, один священник говорил, что первые четыреста лет в христианстве существовал только один пост — семь дней перед Рождеством. Хотя апостольское правило, 69-е, явно устанавливает Четыредесятницу и пост в среду и пятницу. Другая дама, преподаватель семинарии, говорила, что с 10-го января начинаются рождественские свадьбы, хотя Таинство венчания не разрешается на святки. Откуда они это берут — неизвестно. У меня к вам просьба, если это возможно, это не займёт больше пяти минут в каждой передаче — реанимировать апостольские правила, т.е. в начале передачи прочитывать апостольское правило и давать на пару минут комментарий, чтобы люди утверждались в вере, которую они исповедуют, и чтобы избегать таких привратных мнений каких-то случайных людей в прямом эфире.

Спасибо, хорошая рекомендация. Действительно, апостольские правила очень простые, кратко читаются и хорошо толкуются. Чтобы не смутить простого человека и не навести тень на плетень, чтобы не было горя от ума. Да, вы всё правильно говорите.

Нужно облобызать христианство в том качестве, в котором оно есть у нас сегодня, имея ввиду, что оно прошло большой исторический путь. И все посты, добавившиеся или отнявшиеся, в том состоянии, в котором они у нас есть, и практику Венчаний. Не нужно революций в Церкви. Эта революция умников — она удовлетворяет лишь тщеславие умников, но будоражит церковную жизнь и производит безобразие. Умники без страха Божия — это самые опасные люди в Церкви. Нужно ум свой, аще он есть, сдерживать Божиим страхом.

— Здравствуйте, батюшка, с праздником! Каковы истоки уныния и как с ним бороться?

Истоки уныния… Унывает весь мир, люди сходят с ума от уныния, и чем лучше живут, тем больше сходят с ума. Помните слова из песни: «Их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть»? Люди натурально подыхают, потому что мы под грехом, потому что мы под тяжестью ответа будущего и Страшного суда, и мы не готовы, и наша совесть знает внутри нас, что мы не такие, какими должны быть. Что против уныния? Бодрость, волевая бодрость. Нужно включать волевую бодрость и творить дела милосердия и правды Божией. Обязательно быть на Литургии в воскресенье — поднимать себя на молитву. Если вы полюбите воскресную Литургию и будете в субботу и воскресенье на службе, вы себя так спасёте, вы так себе поможете, Господь столько даст вам через это… Иначе, люди — это потенциальные суицидники, необследованные сумасшедшие и жители тюрьмы, которые пока что ходят на свободе. Мир — сумасшедший, и люди смертельно больны. Они это знают, и поэтому «зажигают»: кто на дискотеках, кто по наркотикам, кто покупает всякое шмотьё не нужное, кто ругается с кем-то с утра до вечера, кто без конца смотрит ерунду в телевизоре, кто из компьютера не вылазит — все сходят с ума по-своему, лишь бы только не повеситься. На самом деле, все люди занимаются ерундой, лишь бы не повеситься. Вы спросили в самый корень, спасибо вам за это. Человек — это подыхающее безумное существо, потерявшее рай и не хотящее каяться, веровать, и в рай возвращаться. Не хочешь каяться, не хочешь веровать, не хочешь в рай вернуться — ты просто обречён на мелкое тихое сумасшествие, тогда ты рано или поздно стукнешь себя головой об угол бетонного дома. Неважно, в Манхеттене это будет или в Бомбее. Это наша жизнь. Чтобы с ума не сойти, нужно в Христа поверить, за Христа схватиться, в воскресенье быть на службе, хоть подышать нормальным воздухом в храме, хоть духом Божиим вздохнуть, хоть разочек, полной грудью. В грехах своих каяться, и всеусердно творить добрые дела. Можешь подвезти — подвези, можешь поднести — поднеси, можешь пожертвовать — пожертвуй, можешь помочь — помоги, можешь пожалеть — пожалей. Выходи из себя, вылазь из своей внутренней тюрьмы, иначе ты чокнешься. Мы живём в чокнутом мире. И западный мир, американский мир, европейский мир — это мир полных придурков. Это чокнутый мир, в который нас зовут, в котором, вообще, надо только повеситься. Там больше ничего не остаётся. А что там ещё делать? Пока тебя мусульманин не убьёт. Или он тебя убьёт, или ты сам повесишься. Вот вся перспектива. Это и есть евроинтеграция, это и есть свободные ворота в свободный мир. Добро пожаловать в сумасшедший дом, на чистую койку. Вот вам верёвка, свисающая с потолка. Вы спросили правильные вещи, и правильный ответ будет на это: человек без Церкви — заложник собственного идиотизма и неизбежная жертва суицидных намерений. Кто так, кто иначе, уйдёт из жизни бесславно, позорно. Без Церкви, без Христа — смысла в жизни нет. Спасаться от бессмыслицы жизни можно только Христом и во Христе. Спасайтесь, милый брат, спасибо за вопрос, Христом и во Христе, от бессмыслицы жизни, от которой страдаете и вы, и я, и всякая душа человеческая. Аминь.

— Слава Иисусу Христу! Это вас Николаев, Украина беспокоит, отче. Я хочу сделать ремарку по вопросу про мусульман. Я — сын военного и двенадцать лет прожил в Таджикистане, это было в брежневские времена и последующие, до перестройки. Когда мы приехали в Таджикистан, папа не выходил на рынок в форме, потому что ему, зачастую, продукты (фрукты-овощи) давали бесплатно. Видели офицера советской армии и бесплатно давали продукты. Это к тому, что западная цивилизация приезжала в ту же Индию или в Африку, забирала в рабство, выгребала оттуда полностью все ископаемые, оставляла всех нищими и уезжала оттуда. Россия никогда себя так не вела.

            В связи с тем, что Украина взяла курс на Запад, я, как верующий человек, начал изучать куда меня ведут. Начал изучать в интернете всякие видео и из собранного материала создал четырехсерийный цикл фильмов, по темам вы поймёте, какие вопросы меня интересуют. Темы фильмов: ювенальная юстиция, гендер, детский секспросвет, педофилия в Европе, содомия. Один из сюжетов о том, что в начальной школе Евросоюза детям раздают в виде игрушек макеты половых органов, брошюрки как мастурбировать, рассказывают о гомосексуальных отношениях.

            Мы с женой понимаем, что после Майдана всё это вскоре будет у нас. Мы пришли к выводу, что нам придётся уезжать в Россию, потому что здесь христианину жить невозможно, детей от этого спасти будет нельзя.

            Пока гомосексуалисты мира подают себя такими невинными либералами, толерантными. Я думаю, это скоро закончится, в итоге они полностью захватят западную цивилизацию, маски будут сняты и наступит время содомского террора, где всякое инакомыслие будет наказываться, а поощряться будет только разврат. Одним словом, будет конец эпохи лживой демократии и начало эпохи содомского деспотизма.

Ну да, педерасты жестоки и бесчеловечны — это однозначно. Педерасты вовсе не мягкие и пушистые, они негодяи и сожжённые в совести злодеи. Они убьют любого человека без зазрения совести, потому что совести у них нет. Это правильно. Вся эта революция собачья, которая, якобы, революция достоинства — это собачий вой, собачьи пляски, на самом деле. В конце концов всё придёт к тому, что будет гендерная революция, и педофилия, и секспросвет, и гей-парады, и всё такое. Это главные условия вступления в Евросоюз. Экономика всякая — это всё до лампочки. Надо, чтобы хохол начал на хохла залазить как козёл на козла, и начали «просвещать» детей с раннего возраста, с этими муляжами половыми. Совершенно верно. Для этого всё и сделано. Кто такие те, которые на это повелись? Какое имя им дать? Уезжайте, если вы поняли, что нужно ехать. Пусть Содом погибает без вас. Содом так или иначе погибнет. Надо только, чтобы до погибели Содома из него выбежали все те, кто достоин убежать из Содома. Тут нет трёх мнений, даже двух нет, здесь только одно мнение.

Помянём о здравии всех, живущих в Содоме. Христос да спасёт их и помилует, и выведет их из Содома!

Дорогие христиане, поймите, что мы живём в тяжёлом, измученном, но благословенном Отечестве, что Россия — это последний светоч сумасшедшего мира, куда можно спрятаться от легализованного сатанизма, принявшего демократические формы. Благословите своё Отечество, познайте его глубину и историю, любите и молитесь за него, за его власть и воинство, Церковь и народ. И найдёте для себя в этом ответ на тысячи вопросов, от которых мучается больное человеческое сердце.

Христос да сохранит нас и помилует!

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации