2268 БЕСЕДА НА РАДИО «РАДОНЕЖ». Новый год. [26.12.2014]

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Эфир от 26.12.2014 21:00

 

Добрый вечер, дорогие христиане. И не христиане, случайно или намеренно слушающие наш эфир. С вами протоирей Андрей Ткачёв. У нас час времени для разговора о добром, умном и вечном.

Поскольку, мы вступаем в предновогодние дни, мне бы хотелось начать нашу беседу с разговора о Новом годе, а далее вы сами будете формировать движение нашего разговора в том направлении, в котором посчитаете нужным.

Новый год. Мы так часто произносим эти слова, что редко даём себе труд задуматься, новый ли это год, и что нового в Новом году. Я хотел бы с вами поговорить о новом в Новом году. Вообще, новое, новый — это вполне библейское слово. У нас есть Новый Завет, Новая Радость. Новое — это по сути новое, а если новое — это всего лишь старое, которое переоделось, перекрасилось, подмазалось, подшифровалось, то это — не новое. Вообще, мне очень хочется читать Библию в эфире, потому что Библия — это такая красота, такая бездна, такое море. Я хочу взять для примера Экклезиаста, или проповедника церковного, Давидова сына, царя в Иерусалиме — Соломона.  И он там пишет про новое. В первой главе:

5 Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит.

6 Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.

7 Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь.

8 Все вещи – в труде: не может человек пересказать всего; не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием.

9 Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

Вот ради этих стихов, в приближение Нового года, я читаю вам Священное Писание.

10 Бывает нечто, о чем говорят: «смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас.

11 Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после.

Пессимизм. Самая пессимистическая книга Священного Писания. Книга грустная, книга, наполненная седой печалью о происходящем. Книга, написанная мудрецом. «Я, Экклезиаст, был царем над Израилем в Иерусалиме…» Говорит, что построил это, высек эти водоёмы, насадил виноградники, имел столько-то певцов, танцовщиц, жён, наложниц и т. д., но всё ерунда… «Что было, то и будет… и нет ничего нового под солнцем».

А мы празднуем Новый год. Мы должны понять, что нового будет в Новом году. Если библейскими глазами смотреть на жизнь, то мы должны понять, что новое — это Новый Завет. Всё, что вне границ Нового Завета — это старое. Страсти, зависти, обиды, печали, блуды, сребролюбие — это всё старое, и оно будет дальше с нами жить в следующем году. А что новое? А новое — это то, что Христос родился в Вифлееме. Архангел Гавриил пришёл к Деве Марии и сказал ей: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою». Это — новое. Дева стала матерью, это — новое. Родила, и осталась девой, это — новое. Бог стал человеком, это совершенно новая вещь — Боговоплощение. Бог, став человеком, жил на земле, поступательно проходя все этапы человеческого взросления. Он был малышом, сосущим грудь, потом был отроком, потом мальчишкой, потом юношей, потом мужчиной, зрелым мужем. Это — новое. Этого не было никогда. Понимание этих вещей — это и есть новая вещь. Остальное всё — старое. Потом Он проповедовал. Он отверз уста свои, и начал учить. И учил, и говорил, и Его слушали так, что вообще забывали поесть. Бесов выгонял, мёртвых воскрешал, по воде ходил. Потом Его схватили, и Он позволил Себя убить. Его распяли, как злодея. Это — новое. Это совершенно новая вещь — люди судят Бога. Бог будет судить людей! Вообще, нормально, что Бог судит людей. Ненормально, что люди судят Бога. Люди судили Бога, и осудили Его, и неправедно осудили. Придумали какие-то ложные обвинения, всякое такое понавыдумывали, назвали Его злодеем, и осудили Его, и убили Его. Это — новое. И Он воскрес из мёртвых. Его сняли с креста, положили, повили, помазали и запечатали камнем. А Он воскрес. Это всё — новое, христиане, всё остальное — ветхое. Ходить, покупать, продавать, зарабатывать, кушать, мыть посуду после еды, носить новую одежду, превращать её в старую, занашивать её, стирать её, мыть окна, подметать пол, перестилать постель, ругаться, мириться — это всё старое, всё это будет. А что же новое в Новом году? — Вера Божия. Давайте, составив некую такую радиоцерковь, помолимся Богу о том, чтобы Господь привёл новых людей в Церковь, которые ещё не были в Церкви, которые не знают, что так хорошо в Церкви, что Христос такой хороший, что Христос — Царь наш, и что Он приготовил нам вечное царство, и хочет, чтобы мы вошли в него. Вот новое. И таких людей — миллионы. Миллионы людей не знают, что Христос их Царь. Миллионы людей не знают, что Он приготовил им царство, и что им нужно войти в него. А мы должны помочь им это узнать. Это — новое. Нужно распрощаться с грехами, нужно переоценить свою жизнь, «перешелушить» её, «перечесать» её против шерсти, и проверить её на предмет евангельских требований. Вот так посмотришь на себя в свете Евангелия, думаешь: «Господи, помилуй! Ничего подобного во мне нет того, чего требует Господь в Евангелии. Это значит, что я должен отдать Богу своё ветхое, и взять у Него Его новое». Так молился Тихон Задонский: «Возьми от меня моё ветхое, дай мне Твоё новое. Господи Иисуси, дай мне ноги, чтобы я пришёл к Тебе. Господи Иисуси, дай мне уши, чтобы я слышал Слово Твоё. Господи Иисуси, дай мне уста, чтобы я поцеловал Твои ноги, хоть бы след Твоих ног. Дай мне руки, чтобы я обнял Тебя». Т.е., дай мне Тебя Самого, дай мне Твоё, забери у меня моё. Моё ветхое забери, Своё новое дай мне. Это — новое.

Скоро мы будем встречать Новый год, о чём будем молиться? Будем слушать, как бьют куранты, будем открывать шампанское. Благо, оно сегодня не в дефиците. Было время такое, когда шампанское было не достать. Сейчас можно всё достать. Вообще, всё хорошо, денег хватает, все сыты, магазинов — завались, полки ломятся от товара, всё прекрасно. Только телевизор брешет про то, что кошмар сплошной. Кошмара нет никакого. Шампанское будет стрелять пробками в потолок, мы будем слушать куранты, президент, спаси его Господи, скажет слово своё о том, как надо жить в Новом году, поздравит, и мы должны будем помолиться. Непременно, все христиане должны будут осенить себя Крестным знамением и сказать: «Господи, прости меня! Я так прожил год, что даже не знаю, как поднять глаза на Тебя. Я плохо прожил год, у меня много было грехов, ошибок, много сделано всяких ненужных вещей, много нужного не сделано. Благослови, Святейший Создатель, Мудрый и Великий Создатель, вступить в Новый год с желанием прожить его лучше, чем прошлый год. Чтобы я к Тебе шёл, чтобы Ты мне помогал, чтобы я чувствовал Твою помощь, чтобы я хвалил Тебя, чтобы я Тебя славил, чтобы Имя Твоё святилось через меня и во мне. Да святится Имя Твоё, Создатель!» Т.е., Имя Твоё, да будет свято через мои дела. Вот как-нибудь так нужно будет помолиться, христиане, в Новый год, который уже совсем близко.

Здравствуйте, батюшка. Был у вас слушатель, Алексей Кириллович, он умер в этом году, помолитесь пожалуйста, батюшка, это был очень достойный человек.

            Каково ваше мнение относительно дискуссий, возникших по поводу Святых Царских Мучеников? Скажите пожалуйста, что такое помазанник? Даётся ли помазание навсегда? Что, вообще, оно даёт этому человеку? Даёт ли какую-то силу?..

— Как хиротония, так и помазание на царство не гарантирует безошибочности. Человек, как личность, сохраняет свободу. И, как священник может грешить, доктор — болеть, учитель — ошибаться, так и царь может быть помазанным, но не быть совершенным. Его помазание делает его отдельным человеком. «Не прикасайтеся помазанным Моим, и во пророцех Моих не лукавнуйте» (Не прикасайтесь к помазанникам Моим, и пророкам Моим не делайте зла), — написано в Писании. Но это вовсе не значит, что помазанник абсолютно безгрешен и всегда прав. Например, помазан был Саул, но он ошибался, и идолопоклонствовал, и даже пошёл к волшебнице Аэндорской и т. д. Конечно, разговор должен быть беспристрастный: прав — не прав, хорошо — не хорошо, умно — не умно, поступил точно или не очень точно, исполнил свои обязанности перед народом или не исполнил, в какой мере исполнил. Это всё очень живо и актуально. Причём, можно любить царя Николая, можно лобзать его образ со слезами и молиться ему — «Царю Николае, молись за народ твой! Вот видишь как мы сейчас живём, молись за нас, помогай нам», — но при этом, критично относиться к его деятельности. Мне кажется, это не мешающие друг другу вещи. Т.е. не значит, что если я люблю, то всё прощаю, всё канонизирую, всё благословляю, всё разрешаю, что он во всём прав. Он может не во всём быть прав. Это зрячая любовь, любовь должна быть зрячей. Поэтому, надо думать, читать, рассуждать, смотреть на сегодняшний день, и вести себя осмысленно. По вере, но осмысленно.

Здравствуйте, отец Андрей. Это Филипп из Дании. У меня вопрос по поводу причастия. До прихода в Церковь у меня был душевный подъём, «удар воодушевления», так скажем, после чего я и пошёл. Вот это я не могу забыть. А сейчас после причастия я не ощущаю ничего такого. Даже наоборот бывает, то с женой ссоримся, то ещё что-то. Наверное, я что-то не правильно делаю?

            Паисий Святогорец, старец, писал, что когда турки перекроют реку Евфрат, это будет заготовлением к великой ужасной войне, от которой погибнет две трети населения. В марте они перекрыли Евфрат, эта новость прошла мимо. Вы можете это прокомментировать? Я знаю, вы не апокалиптик, но всё-таки.

            — Что по части «ощущаю — не ощущаю»… Человек не должен вынуждать Бога на  ощущения. Если это вам дано было однажды ощутить («Вкусите и видите, яко благ Господь»), то вы не должны ждать, что Бог каждый раз при причастии будет повторять, дублировать те чувства, которые однажды были при причастии. Бывают времена сухости. Бывают времена, когда со дна вашего сердца поднимается всякая муть. Это означает, что Христос, как Царь, сошёл, как в ад, в ваше сердце, и в глубине сердца поднял на ноги все страсти, и начал их там чистить. И они заполошились. Они начинают действовать в вас: вроде жил себе спокойно, нормально, а тут, причастился и пошло. И вы начинаете дёргаться, нервничать, кричать — это проснулись страсти, разбуженные Христом, и пришедшие в движение от Его посещения. Это — нормально. Это конечно не очень приятно, но удивляться этому не стоит. Христос додействует в вас, и в ближайшее причащение я сердечно вам желаю, чтобы Христос дал вам радость, ощутить себя на руках у матери, младенцем. Чтобы вам было хорошо. Чтобы вы почувствовали, что Христос держит вас в руках. Когда будет иначе, не удивляйтесь этому. Просто пошла война, и Господь, как сильный, сошёл внутрь сердца разгонять грехи. Вот они и полезли наружу.

Что касается второго вопроса, про войну… Я действительно не апокалиптик, но война может быть, я это вижу, я это понимаю. Посему все, кто не хочет войны, и кто не заинтересован в том, чтобы люди убивали друг друга массово, пусть умножат молитву. Пусть попытаются простить, забыть, отдать долги, помочь кому-то. Умножением добродетелей погашается рознь мира сего. Всё может быть. На наших глазах может разыграться страшная бойня с нашим участием и с нашими жертвами. Я это прекрасно понимаю. Я только не хочу об этом постоянно говорить. И я хотел бы, чтобы мы взывали к Богу часто: «Не оставь нас, помилуй нас, защити нас, научи нас творить волю Твою! Яко Ты еси Бог наш». Я думаю, что на этом пути и есть исцеление от болезней. Исцеление мира в обращении к Богу. Забвение Бога — это болезнь мира, заканчивающаяся, в конце концов, войной и всяким безобразием. Нельзя жить автономно, нужно жить открыто к Богу. Я принимаю ваши слова со всей степенью серьёзности, тревоги, ответственности, и говорю вам от сердца к сердцу — это может быть. Но, чтобы этого не было, потому что мы этого не хотим, и никто нормальный этого не хочет, нам нужно умножить молитву и доброделание. Не проходите мимо просящих, не пропускайте воскресных дней, добавьте к вечерним молитвам лишний поклон, умаляйте Господа защитить своих — своих Господь всегда покроет. Он умеет сохранять своих. Дай Бог, только, чтобы мы были своими.

Благословите, отец Андрей. Скажите пожалуйста, почему на Крещение освящают воду два раза, и при этом, говорят, что вода богоявленская и крещенская — суть одно и то же.

            И второй вопрос. Несколько лет назад по радио я слушала интервью с митрополитом Питиримом Нечаевым, он тогда сказал, что в Крещенскую ночь освящается вся вода, вся водная стихия: и моря, и океаны, и ледники. Меня тогда это очень поразило. А недавно прочитала в одной книжке, батюшка пишет, что крещенская вода, по своим свойствам, ничем не отличается от любой другой святой воды. И лживо мнение, что 19 января Господь освящает всю воду на земле.

            — Богоявленская и крещенская вода — это одна и та же вода. Водосвятие совершается на вечере, которое просто у нас по богослужению совершается с утра. Нужно было бы вечером, на вечере же, но оно совершается с утра. Поэтому, получается как два дня. А если брать по нормальному, по календарному временному циклу, то, в принципе, вечером, и через пару часов и утром. Получается вроде бы вместе. Одно и то же, только два раза. Богоявленская и крещенская — они совершенно идентичны.

Я не соглашусь с этим батюшкой, что крещенская вода не отличается от всего другого. Агиасма — она реально скачет в жизнь вечную. Ну, если у него нет такого опыта, пусть он считает себя бедным. Или пусть считает себя богатым своими заблуждениями. Пусть думает, что хочет, и говорит, что хочет. Но, водосвятие Великое иорданское, агиасма, на вечере Богоявления самого дня Крещения — это, конечно, выступающее за пределы остальных освящённых вод, всех наших водосвятий, частных и местных, которые тоже святы, тоже велики. Но выступает за пределы. Например, все перстни можно освятить, но обручальное кольцо — святее, чем все остальные перстни. Это знак брачного единения мужа и жены в одну плоть. Все ткани можно освятить, но ткани для священнического облачения, или для подвенечного платья — они особенно святы. Потому, что они посвящены не фартуку и халату, и не штанам на стройку, а какому-то такому важному. Не все в это верят, ну что ж… Либерализм шагает по планете. А митрополит Питирим, царствие ему Небесное, говорил, как мне кажется, совершенно достойные слова. Вода мира — это есть некий общий бассейн воды. Любая лужа, любой ручей, любая речушка — они связаны с Баренцевым морем, с Охотским, с Чёрным, с Каспийским — все воды мира связаны. Это единый водный бассейн Земли. И если мы освятим одну лужу, одно озеро, один бассейн, одну реку, то мы, таким образом, распространим освящающую Силу на весь мир воды. Я согласен с Питиримом, покойным. Так Церковь и говорит: «Днесь вод освящается естество, и разделяется Иордан, и своих вод возвращает струи, Владыку зря крещаема». Я попытался ответить на эти вопросы. Богоявление и Крещение — это одно и то же, вода освящается везде одинаково. Так что, я не согласен с тем, что сказал батюшка. Мне все эти либерализмы — поперёк горла стоят, надоело. Болтовня эта вся…

Добрый вечер, с наступающим Новым годом! Батюшка Андрей, это Валентина из Подмосковья. В наших православных календарях пишут: старый стиль, новый стиль. Наступит ли когда-нибудь время, когда старый стиль вступит в новые права? Чтобы Рождество Христово мы отмечали со всем миром, 25 декабря.

— Так уж сильно ли это нам нужно? Это всё может быть. На самом деле — это вещи относительные. Скажем, Пасха Господня празднуется много раз в году, каждое воскресенье. Т.е., по идее, можно смело праздновать 25 декабря. Ну, чего такого грешного? Ничего страшного. Но, вместе празднуя праздники, общаясь, мы, неизбежно, перенимаем различные обычаи, навыки, поведенческие модели друг у друга. Возникает вопрос: не страшно ли нам изменить календарь, и слиться в общем экстазе, в общем восторге с теми, кто празднует Рождество вот так. Не ограничится ведь дело одним Рождеством. Перетекут, плавно перетекут, очень быстро, целый ряд обычаев и обрядов, которые нам не очень-то нужны. А, может быть, даже, и совсем не нужны. И вот здесь есть страх. Лично я не боюсь этого, мне всё равно, когда праздновать, хоть 7 февраля. Но, я понимаю, что народ наш — младенец, его ж учить надо. И с этой точки зрения, я — за консерватизм. Консерватизм хорош тогда, когда он охраняет слабого. Консерватизм плох тогда, когда он сдерживает сильного. Ты сильный — выходи на свободу, пожалуйста, вперёд. Но, если ты слабый и глупый — не лезь, ты там всё испортишь. Я считаю, что консерватизм имеет огромную, важнейшую функцию охранения и защиты наших людей, которые сплошь — младенцы. Они сплошь — глупые младенцы. Пусть обижаются, если это обидно, но, если не обидно, пусть не обижаются. Так оно и есть. Я это знаю, как пастырь овец православных. Поэтому, я против совместных богослужений. Вернее, я за богослужения с финляндской Церковью, с элладской Церковью, с румынской Церковью — пожалуйста, но я против совместных празднований Рождества 25 числа. Нам нужно сохранять некие барьеры и ограды, которые позволяют нам сохранить своё лицо, и не растечься в этом растекающемся мире. Таково моё мнение. Я, конечно, человек такой, так сказать, не умнее вас, и я могу ошибаться. Но я это вижу так. Я — за сохранение различия в календаре.

Добрый вечер, батюшка. Позвольте небольшую реплику по поводу крещенской воды. На сколько я знаю, в других поместных церквах вода освящается один раз. А до революции, в нашей Русской Православной Церкви, в сам день Крещения освящалась не вода в храме, как сейчас она двукратно освящается, а освящались источники водные. Например, из Кремля крестный ход шёл к иордани и т. д. Так же было первого августа, в первый день Успенского поста, тоже освящались источники. Эта традиция давно забыта. Может она просто как-то перешла в такую форму и дублировалась? Как вы считаете?

— Вы — молодец, спасибо большое, я кланяюсь вам заочно. Потому, что вы хорошо и правильно говорите. Освящать источники водные — это гораздо лучше, нежели освящать эти все купели, банки-склянки и пр., приносимые на освящение, с толкотнёй, галдежом, со всем этим «детским садом». Конечно, нужно освящать реки и моря, озёра и водоёмы, колодцы и ручьи. Нужно это освящать. Там должно призываться Имя Святой Троицы, там должны окунаться святые кресты с пением тропаря «Во Иордане крещающуся Тебе, Господи». Это всё для этого, вы совершенно правильно говорите. Поэтому, если нас расслышит сегодня кто-то из духовенства, и примет волевое решение выйти в пределах своих сёл, городов, пригородов на источники воды — на колодцы, ручьи и реки, чтобы там кресты окунуть, и там пропеть с людьми молитву, то, конечно, они хорошо сделают. Т.е. мы, таким образом, сообщим освящающую Силу всему миру, окружающему нас. Вплоть до тех краёв, где мы никогда не бывали. Спасибо, вы — молодец, большое спасибо.

Здравствуйте. Батюшка Андрей, благодарим вас за вашу духовную помощь. Здоровья вам и вашей семье. Хотелось бы получить совет, как поступить. Были подарены две иконы, на которых двойное изображение. При изменении угла зрения меняется и изображение, то Матери Божией, то Николая Чудотворца. Как бы играющая икона. Мы знаем, что это не должно быть. Были они приобретены, как я поняла, моими студентами в поезде из Киева. Как быть, что с ними делать?

— Я даже не знаю. Я не люблю такое. Если бы вы мне предложили купить, я не купил бы. Я эти фокусы не люблю. Это баловство со святыми образами. Не знаю, куда их девать теперь. Надо подарить каким-то фокусникам, тем, кто фокусы любит. Вообще, это конечно безобразие. Я видел такие образы. У меня нет никакого сочувствия, никакого умиления, никакого пиетета к этому всему. Я считаю, это — безобразие. Нужно подарить кому-то, кто это безобразие считает нормальным. Не выкинешь, ведь… Передарите этот лживый подарок.

Добрый вечер. Благословите, батюшка, раба Божия Наталья. Отец Андрей, снова сегодня душераздирающие новости с западной Украины — захватили два храма. И вот представляете, как ведут себя те, кто захватывает… Священноначалие очень высокого уровня обращается к настоящим нацистам — к «Правому Сектору», и они идут и захватывают. Сердце разрывается на всё это смотреть: девяносто храмов порушены или повреждены, девять захвачены, девять уничтожены полностью. Даже не знаю, чем же всё это закончится. Мне кажется, от духовного состояния каждого из нас напрямую зависят судьбы мира, войны, и того, что с нашими храмами. Видимо не было у нас времени понять, что идолы, которым мы поклоняемся — они ничем не лучше тех, кого мы называем бандеровцами, фашистами. У нас такой идол-тиран лежит на Красной площади, и ему поклоняется очень много народа. Как вы считаете, не оттуда ли ноги растут духовные?

            — Конечно, много всего этого есть. Другое дело, что есть места, где демон жив, но связан, а есть места, где развязан. Украина — это страна, где демоны развязаны, где сатана выпущен из подземелья, и ему дана возможность творить пакости людям. А есть места, где он связан, кричит, но не действует. Конечно, Россия, в этом отношении, недалеко убежала. Почему всё это и очень важно для нас. Нужно понимать, что всё это беснование — национальное, либеральное, европейско-центричное, американо-центричное — это плохо скрытый сатанизм. Это — нечестивцы, люди с нравственной порчей, люди, у которых гниль в душе. Они почувствовали себя, так сказать, на коне, и командуют ситуацией. Таких полным полно и в России, Россия — тоже не идеальная страна. Оставьте то, что там, на тех, кто там. Кто-то уйдёт, кто-то останется, кто-то изменится, кто-то будет твёрд до конца. Там всё будет сложно и неоднозначно. Но, в конечном итоге, мы увидим собственными глазами рассыпавшиеся кости негодяев. Поэтому те, кто имеет веру, пусть терпят. Кто не имеет веры — у меня для них нет советов. Всё это имеет конец, это — не долгий праздник. Бал у сатаны — это очень короткое явление. Сатана организовывает балы время от времени, но эти балы очень быстро проходят, не долго длятся. Поэтому, мы увидим собственными глазами, как плохо тем, кто избрал себе рогатого хозяина. Это всё очень серьёзно.

Здравствуйте. Это Ульяна, Москва. Я хотела бы задать два вопроса. Первый — насчёт царя. Мы даже ногтя его не стоим. Весь народ продал его, и все были неверующие в этот момент. И при помощи заграницы всё это получилось. Его не надо винить.

            Второе. Некоторые говорят, что надо больше изучать Новый Завет, чем Ветхий. Но Закон Божий состоит из двух Заветов. Как можно Новый без Ветхого, а Ветхий без Нового?

            — Никак. Псалтирь — это же Ветхий Завет. Мы читаем Псалтирь на каждом богослужении. В Символе Веры дважды говорим о Ветхом Завете, о Писаниях Пророков и о Духе Святом, который через них говорил. Говорим, что Христос воскрес в третий день по Писаниям. По Писаниям — т. е. по Старому Завету. И Дух Святой через Пророков глагол — тоже Писание Старого Завета. Поэтому, я считаю, что незнание Ветхого Завета закрывает двери к пониманию Нового Завета. Мы потому и не знаем Новый Завет и не понимаем его, что мы плохо знаем Старый Завет и не читаем его. Поэтому, здесь нет сомнений.

Что касается царя, то конечно, царь — велик, царь — свят, царь — мученик. Но царь — не безгрешен. Он свят, велик, и он — мученик, вместе с семьёй своей. Личность его высока, и душа его очищена кровью, но он — не безгрешен. Нужно понимать это и относиться к этому трезво и спокойно. Мы не судим царя, мы чтим его подвиг и плачем над тем, что с ним случилось. Но при этом мы понимаем, что он был человек, который мог ошибаться в чём-то, где-то что-то не то делать. Это — нормально, это — не критично. Нет человека, который бы жив был и не согрешил. Один только без греха — безгрешно поступает только Господь Иисус Христос.

Добрый вечер, отец Андрей, спаси Господи вас. Будьте любезны, каково ваше отношение к роману Булгакова «Мастер и Маргарита»?

— Вообще, я не люблю Булгакова. Мне его творчество кажется не интересным. Я, конечно, читал, и почитываю временами. Мне жалко его. Я почитал всякие его фельетоны, письма, рассказы, дневники. Мне страшно жалко его стало. Потому, что он был ужасно несчастным человеком. Но, чтобы восторгаться им… Это знаете, род такой псевдодуховной литературы, на которую западают мелкие люди, типа наших интеллигентов. Знаете, такое «евангелие для интеллигентов». Потому, что наш интеллигент Всенощную не выстоит, Литургию не отстоит. Не каждый подряд, конечно, но многие из них. Есть такие типы. Если будут читать Евангелие, то вначале прочтут Булгакова, что там про Иешуа сказали. Это такая квазидуховная квазилитература для особого типа людишек. Таких, мелких умом, и слишком носящихся со своими чувствами: «Ах, мне понравилось. Ах, я плакала. Ох, как это красиво сказано». Таких воздыхателей, которые мне на дух неприятны, они мне антипатичны. Вот для них, мне кажется, это всё написано. Хотя, конечно, он писал всё это в жёстких условиях, вокруг гуляла смерть, и он сам на волоске висел. Вообще, в целом, в его творчестве, за исключением «Белой гвардии» и «Дней Турбиных», пьесы и романа, мне не нравится почти ничего. Я — не восторженный поклонник Булгакова. Михаил Афанасьевич рождает во мне кучу эмоций: сожаление, сострадание, печали, слёзы. Но, никакого восторга. Есть много писателей, которыми я восторгаюсь, а он вообще не в том ряду. И мне кажется, что он нашёл нишу в душах каких-то таких, мелких людишек, с претензией на образованность. Образованщина, такая, знаете? — Вот это для них всё. Таково моё мнение, я не претендую… Простите, если обидел.

Добрый вечер, батюшка. У меня замечание по поводу крещенской воды. Банки-склянки освящают в храме… Мы набираем воду, и весь год я и моя семья по глоточку с утра принимаем натощак с просфорочкой. Это для нас очень важно.

— Это прекрасно, я согласен. Банки-склянки — это не оскорбление, это — факт. Мы тащим банки-склянки, баклажки пластмассовые, фляги всякие, и здесь нет никакого отрицательного смысла. Я ни в коем случае не осуждаю простую веру простого человека. Это действительно очень важно. Она целый год стоит и не затхнет, и свежая, и даже среди лета бывает холодная. И по глоточку мы пьём её. Я ни в коей мере не на стороне скептиков, я здесь полностью разделяю простую веру простого человека. Я сам готов встать среди бабок с банкой, и в очереди стоять за святой водой. Она — святая, реально, и банки-склянки — это святая вещь. Считайте, что я друг ваш в этом вопросе. Я устал от этих интеллигентских выпендрёжей, и мне хорошо с простыми людьми, которые просто верят в простого Бога.

Добрый вечер, батюшка, благословите. Санкт-Петербург, раб Божий Иоанн. У меня вопрос по поводу первой Тайной Вечери, когда Господь причастил апостолов. Получается так, что Он тогда ещё не принёс искупительную жертву на кресте. Я думаю об этом…

            И ещё. По поводу календаря вы говорили, про Рождество Христово вместе с инославными, что это может повлиять на слабых верой. Мне кажется, ещё очень немаловажно для нас — не отделяться от своих отцов. А то, что это такое? Получается, что мы как бы разрушаем единство Церкви, а Церковь — это не есть только сегодняшний день.

            И в отношении помазанника Божия. У нас в Санкт-Петербурге, раньше, в Казанском соборе, где двуглавый орёл был, царское место, там было написано (это и в Библии есть): «Сердце царёво в руце Божией». Поэтому, об ошибках царёвых судить, я уверен, никто не имеет права, кроме Господа Бога.

— Я согласен с вами, отчасти. Но, всё-таки, мы сейчас живём в немонархическую эпоху. И, мне кажется, что отсутствие критики мешает монархам. Что, всё-таки, наличие какой-то адекватной критики, не злопыхательной, не подлой, не язвительной, не ядовитой, а любовной критики, исходящей из интересов общего дела, очень нужно монарху. Трон стоит советниками. Вообще, окружающие трон — формируют царя. И царь — не Бог, царь — человек. Поэтому, я согласен с превосходными степенями сравнения, я люблю царей, и вообще, люблю царскую тему, но всё-таки, я считаю, что царю очень нужна свита. И царя делает свита. Царь не может знать всего. Помазание не делает его всезнающим и всемудрым. Как потом согрешил Ровоам, не послушав совета старцев, сказав израильтянам: «Отец мой наказывал вас бичами, а я буду наказывать вас скорпионами» (Ветхий Завет, Третья книга Царств, 12 глава). И он начал «закручивать гайки», и получилось, что царство разделилось. От советников много зависит, царь не может сам всего знать. Его можно судить человеческим судом, в том смысле, что нужно, чтобы дела его были подсудны. Так сказать, ошибся — не ошибся, правильно — не правильно. Я уверен, что так нужно. И об этом я готов спорить, готов говорить.

В остальном я согласен с вами. И по календарю, что мы разрываем связь с отцами, и все прочие вещи. В принципе, я на вашей стороне, если у нас есть какие-то стороны. Но, я считаю, что царь сам нуждается в том, чтобы ему сказали… Как, допустим, юродивые. Когда не было никого из приближённых, говорящих правду, то находились юродивые, которые приходили и говорили царю: «Э, царь, не ешь мясо в пост». — «Я мясо не ем». — «Да ты кровь пьёшь христианскую. Это ещё хуже». Понимаете, смирять царя тоже кому-то нужно: жене, вельможам, министрам, юродивым, иерархам. Обязательно, иначе получится не правильно, это жизнь доказывает. Я не считаю, что царь всевластен и безошибочен. Он — не безошибочен. Хотя и всевластен.

По поводу Тайной Вечери… Это большая тайна. Христос знал, что его распнут и пришёл распяться. И до страдания, до креста, до смерти и воскресения, дал есть и пить людям, в лице апостолов, плоть и кровь свою, хотя сам ещё не потерпел искупительного страдания. Это говорит нам о многом. В частности о том, что всё могло быть иначе. Даже если бы Его не распяли, если бы такой вариант был возможен, если бы крест не предполагался, то очевидно, что есть возможность причащаться телу и крови Христа, сына Божиего, не требуя Его смерти и воскресения. Конечно, здесь мы погружаемся в некую большую тайну, тайну жизни Богочеловека, но то, что Он даёт нам есть и пить Своё тело и кровь до креста, означает, что крест был необязателен. В том смысле, что можно было причаститься Божеству, не убивая Бога. Ведь люди осудили Бога, люди убили Бога, люди повели себя по отношению к Богу, как богоубийцы. Осудили, придумали формальные поводы, а потом убили. И всё это не было так обязательно, как нам кажется. Возможно было так, что у истории возможны другие варианты. Но мы знаем только один вариант истории, который уже совершился. Очень важно, что причаститься телу и крови Христа можно независимо от того, умер Христос и воскрес, или Он не умирал.

Добрый вечер, батюшка Андрей. Евангелие от Матфея, глава 19, стих 12: «Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царствия Небесного. Кто может вместить, да вместит». Объясните пожалуйста. Спасибо. Спаси Господи!

— «…Есть скопцы, которые из чрева матернего родились так…» — люди, имеющие первичные половые признаки, но к брачной жизни не способные. «…Есть скопцы, которые оскоплены от людей…» — потерпели насилие, были лишены мужеского достоинства, так или иначе пострадали физически, и стали бесполезны для женитьбы. «…И есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царствия Небесного…» — это имеется ввиду не отрезание неких частей тела, и не прижигание их, и не увечья, насильно творимые себе самому, а добровольная безбрачная жизнь — жизнь выше естества. Естественная жизнь — быть в браке. Неестественная жизнь, т. е. ниже естества — это жить как хочешь, с кем хочешь, со всем, что шевелится. А выше естества — быть безбрачным ради Бога. Вот здесь Господь и говорит, что кто ради Царствия Небесного себя оскопил (это не значит, что он что-то отрезал себе, повторюсь), тот подавил в себе желание брака, и возжелал иной жизни, ещё находясь на земле. Это есть скопцы ради Царствия Небесного. Ориген оскопил себя физически. И это было фактором его осуждения… 19 глава Матфея — это, если угодно, слова о монашестве, о девстве, о добровольном искажении себя. Потому что те, кто исказил себя, не женился, не вышел замуж ради Христа и Божиего Царства — это люди, которые совершили над собой некое благое насилие. Они живут нечеловеческой жизнью, но сверхчеловеческой. Человеческая жизнь — это брачная жизнь, а небрачная жизнь ради Бога — это сверхчеловеческая жизнь.

Добрый вечер, батюшка Андрей. Благословите, раба Божия Анна. Мне один человек подарил икону старинную. Там на доске просто Лик, руки и Младенец посередине. Я потом узнала, что это икона «Неупиваемая Чаша». Просто на дощечке нарисована. Что мне с ней делать, как мне быть?

— Относиться к ней как к иконе, иметь её у себя дома на видном месте. Если есть средства, чтобы реставрировать и привести её в более красивый вид, какой-то ризой покрыть и т.д., то сделать это. Каждый раз, глядя на этот образ, произносить архангельское приветствие: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою, Благословенна Ты в женах и благословен плод чрева Твоего, яко Спаса родила еси душ наших». Т.е. молиться Богу, глядя на этот образ. Иконы возбуждают в человеке память Божию, они напоминают нам о Господе, и движут нас на молитвенное обращение к Нему. Так и вы поступайте с этим, подаренным вам, образом Божией Матери «Неупиваемая Чаша».

Я поздравляю вас с наступающим Новым годом! Христос да укрепит вас в вере! Да приложит спасаемых к Церкви! До следующей встречи. Ангелов-хранителей всем вам на всех путях ваших! Аминь. До свидания.

FavoriteLoadingДобавить в избранные публикации